Русский остров. Федор Федорович Годин. 1 часть Библиотека

11bc95da311c

ПРЕДИСЛОВИЕ

Хочу сказать немного слов о том, благодаря кому были написаны эти строки….

Олег Котенев, принявший редакторскую эстафету у Алексея Ященкова, больше известного под «никнаймом» TOUREAST, памятуя, что я в прошлом неоднократно писал для журнала о путешествиях, обратился ко мне с просьбой написать для журнала «хоть несколько строк»! Я, чтобы не огорчать Олега, опрометчиво согласился. Но, за бесконечной чередой жизненной суеты новоиспеченного пенсионера, писать не было никакой возможности: то надо было идти на вахту на буксир-кантовщик, сугубо «пенсионерскую работу», о которой я мечтал долгие годы, пока «разруливал проблемы» сидя в кресле «управленческого кабинета»! То, сменившись с вахты, отправится с женой в лес за грибами, урожай которых удивлял в прошедшем сезоне даже бывалых грибников!

То, наскоро позавтракав, рвануть «на волю в пампасы», чтобы снова вдохнуть, самый сладкий в мире, запах Моря! Надеть маску и ласты, чтобы стырить из кладовой у дядьки Посейдона какой-нибудь морепродукт или подцепить на крючок толстомясую камбалу и приготовить в кокпите «Мебиуса» изысканный ужин! А потом, плеснув с друзьями в бокалы немного вина, в тысячный раз произнести короткий, но такой емкий тост – «ЗА ОСТРОВА!!!»

Вот так, незаметно, тек день за днем, складываясь в недели, которые рождали месяцы! Олег, проявляя завидное упорство, не терял надежды, время от времени, по телефону вежливо интересуясь: «Федор Федорович! Время не появилось? Может, черкнете пару строк: хоть рецептик какой-нибудь из морепродуктов!» Жена, слыша мои «откоряки», что мне сейчас некогда, с укоризной говорила: «Не стыдно тебе? Человек ведь надеется!» Но у меня, опять хватало времени только немного пофлудить или сварганить на скорую руку отчетик об очередной рыбалке….

Уверен, что так и продолжалось бы! Но…, не было бы счастья, да несчастье помогло…. Собираясь на очередную вахту, я неожиданно почувствовал себя «как-то не так»! Походил по квартире, попил чайку — странные ощущения не проходили! Решил осторожно, чтобы не напугать, сказать это жене….

И тут, я с удивлением обнаружил, что разучился говорить!!!  Я, смотрел на Таню и молчал. В голову пришла нелепая мысль, что я как старый пес – все понимаю, но «ничего не скажу»!

Но, жена, взглянув мне в глаза, сразу все поняла! Был звонок в Скорую помощь, симпатичная молодая женщина-врач и дальзаводская больница, где меня сразу «погрузили» в томограф и сделали ЭКГ. Вот так я узнал, что инсульта у меня нет, но он был! Раньше, на ногах. Как и инфаркт!!!

В больнице, на второй день, я начал сходить с ума от вынужденного безделья. Речь потихоньку возвращалась, и попросил жену принести из дома ноутбук, чтобы, наконец, выполнить свое обещание и написать для журнала! Так как, больничные будни не самый захватывающий материал, я по телефону спросил Олега, как он отнесется к тому, что я, основываясь на своих детских воспоминаниях, напишу про Русский остров времен своего детства. Тем более, что в семейном архиве покоился богатый фотоматериал: отец, был увлекающийся человек. Увлекался он и фотографией, снимая на ФЭД-2, клон знаменитой «лейки»….

Вот так, в больничной палате и родились строки о Русском острове. Олег, так и не дождавшись обещанных сканов старых фотографий, скопировал пару снимков в «ХРУСТАЛЬНОЙ ЗИМЕ», опубликовал материал на сайте журнала:  turist-dv.ru 

А всему виной, нынешняя зима! Тридцать три дня, проведенные на льду, не оставляли времени заняться семейным архивом…. Но, наступившее глухозимье и немного остуженный рыбацкий азарт, побудили все таки открыть дверки серванта. За которыми, уже много лет покоятся старые документы: родительская «любовная переписка», награды и фото летопись счастливой жизни Русского острова, ставшей уже историей!

Я задохнулся от увиденного богатства!!! И осознал, что не смогу ограничиться общим описанием какого-то периода собственной жизни. Ведь минула целая эпоха: стала совершенно другой жизнь; изменились, до неузнаваемости, моральные ценности; стали совершенно другими люди! Не берусь судить, к лучшему или худшему изменилась жизнь? Одно для меня, несомненно: я не имею права не рассказать друзьям и родственникам о той светлой и бескорыстной жизни, а вернее – ее деталях! Деталях, которых не найдешь ни в одном учебнике истории. Более того, смотря на старые фотографии, у меня в голове пробуждались более поздние воспоминания не только о родителях, но и о прекрасных людях, с чьими именами неразрывно связана история Приморского края: Первом секретаре Приморского крайкома КПСС Василии Ефимовиче Чернышеве и Члене Военного Совета адмирале Михаиле Николаевиче Захарове!

0

Так родилось желание расширить тему Русского острова иными значимыми для меня воспоминаниями и дополнить повествование старыми и новыми фото. Не знаю, насколько хватит у меня желания, времени, а самое главное – терпения, но попробую немного написать. А будет ли это интересно более широкому кругу, а не только друзьям и родным – решать вам….

Я искренне надеюсь, что не всех нынешних Владивостокских рыбаков интересует только рыба и кому-то будет интересно немного больше узнать о тех местах, в которых они нынче бурят лунки….

Часть 1. РУССКИЙ ОСТРОВ!!

Русский Остров – как много смысла таят в себе эти слова, проткнувшие насквозь Земной шарик от дряхлеющей, задыхающейся в социально-политическом маразме бабушки Европы, до самого краешка Дальнего Востока, обозначив центр консолидации новых сил и растущих «семимильными шагами» экономик, призванных прийти на смену отживающему свое «старому свету». Русский Остров, теперь у всех на слуху: САММИТ АТЭС,  ДВФУ,  Русский Мост, Океанариум….

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Все чаще Русский остров начинает мелькать в Новостях центральных СМИ в вязи с проведением различных экономических форумов или встреч «на самом высоком уровне»!

А, тысячи рыбаков-любителей Владивостока: Русский остров, стал у них излюбленным местом зимней рыбалки после своего открытия.

П.С. Вот и опять мелькнул! В Новостях сказали, что на строительстве Океанариума, пропало около миллиарда рублей….

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Но, я не буду акцентироваться на том, что известно всем! Как абориген Русского острова, имеющего и другое, вполне официальное название – остров Казакевича, и, как человек, проживший достаточно долгую жизнь, я хочу поведать о моей малой родине, когда она была еще безызвестным «имперским захолустьем», тогда еще Советской «империи»! Поведать, об укладе жизни, привычках, развлечениях, маленьких радостях жизни закрытого военного гарнизона и, непременно, рассказать запомнившиеся странички из собственной жизни, не слишком послушного, привыкшего к воле, пацана-дошколенка….

3

Итак…. Судьба свела в 1945 году в этом забытом Богом месте, Русском острове, моих родителей: оставшегося на сверхсрочную службу военного моряка-краснофлотца, моего отца и,…

4

… мою мать – призванную из семьи забайкальских казаков, молоденькую девчонку, ставшую в годы войны оператором СОН-2 (станция орудийной наводки), первых американских радиолокационных станций, полученных по ленд-лизу.

5

Обратная сторона фотографии…

4e26c412ca37

Вскоре, сыграли незатейливую свадьбу, на которую сослуживцы отца принесли, в качестве подарка, тарелки с гарнизонного камбуза с логотипом «ВМС» …. Тарелки эти, живы и по сей день! Мне приятно похлебать с них сваренный женой борщ или вкусить жареной «толстомясой» камбалехи! И, никогда, не променяю я эти тарелки из прошлого на самые изысканные дорогие сервизы….

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Мать уволилась со службы, а, через два года, родила девочку, мою сестру – Годину Зою Федоровну. Но, отец жаждал сына!!! Подросшая девочка, тоже, стала клянчить братика.

7а

Мать осталась в меньшинстве и, посопротивлявшись девять лет, вынуждена была подчиниться! В семье закончилась безмятежная спокойная жизнь….

Еще при родах, по рассказам матери, мое появление на свет было далеко не легким!  Мать рассказывала, что появился я на свет довольно крупным младенцем, живым весом 4 кг 100 гр.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Мать долго не могла родить, а услышав шепот врачей: «Ну, все, сейчас задохнется!», в отчаянии закричала и, наконец, даровала мне свободу!!! Которую я не выпускаю из своих объятий вот уже шестьдесят лет!

Но, что пришлось пережить матери при моем рождении, стало для меня ясно только теперь, когда я держу в руках ее старые письма матери отцу….

9

10

Из этих же писем, я узнал, что у меня от рождения был хороший аппетит, я с первых минут жизни орал басом и проявлял недовольство, если было мало молока!

11

Но, об этом, чуток попозже!

Ну, а сейчас, я сразу хочу рассказать, что представляла из себя во второй половине 50-х годов прошлого столетия в/ч 69268 или Школа связи ТОФ….

Территория части была расположена, в основном, вокруг залива (или бухты) Жданко, в самой глубине Новика и представляла собой, практически «натуральное хозяйство». «Ядро» части, составляли две кадровые роты, гарнизонный камбуз, клуб, столовая личного состава и штаб части. Офицерский состав части с семьями, проживал по периферии в маленьком «хуторке» под названием Восмихатка и трех кирпичных домах, два из которых были еще «царской постройки» — так называемые, ДНС (дома начальствующего состава).

К сожалению, полноценного панорамного снимка ДНС в старых фотографиях я не припомню. А по имеющимся новым, объективного впечатления составить невозможно! На этом снимке, сделанном со стороны Восьмихатки, видны на переднем плане слева развалины бывших кадровых казарм личного состава части, справа – развалины Штаба части, а посередине, на заднем плане, наш бывший дом красного царского кирпича с местного кирпичного завода и светлое жилое здание, стоящее выше.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Рядом с Восмихаткой, ютилось, довольно обширное подсобное хозяйство: свиней выкармливали пищевыми отходами, отстававшими от питания матросов. Надо сказать, что кормили, в то время, матросов вполне нормально, а пищевых отходов оставалось на камбузе в избытке. А, коров кормили сеном, за которым катер Ярославец, взяв на буксир два деревянных кунгаса, отправлялся в Суйфунскую долину на покосы. Суйфун тогда еще был достаточно полноводен, чтобы 25-тонный катер с двумя гружеными сеном кунгасами мог, без проблем, осуществлять по этой реке летнюю навигацию. Сено сгружали на дощатые настилы у приглубого мысочка, так называемого, сеновала.

Восьмихатка жива и по сей день! Только барак, в котором мы поначалу жили, почил под беспощадным прессом времени….

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Прямо напротив бухты Жданко, чуть на отшибе, располагался гараж части и, стояла матерая баня из дикого камня с толи каменными, толи бетонными столами.

Баня эта, с комбинированной кирпчно-металлической трубой хорошо видна на этом снимке, где «дежурный по части» исполняет роль «паровозика», ублажая «русскоостровную» пацанву!

15

Прямо за баней, виден бывший клуб в/ч 69268, начальником которого некоторое время служил отец, после нескольких лет службы на Камчатке. Сейчас, здание клуба стоит в руинах!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Время и витиеватая история государства Российского, не пощадила и здания двух кадровых рот, в одной из которых, отец был старшиной роты! Устояли только стены из добротного кирпича из местной красной глины, который ваял еще в царские времена кирпичный заводик на Подножье. В детстве, не имея под рукой пластилина, я лепил из этой глины «грозные танки»!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Ниже штаба части, по другую сторону южного мыса б.Жданко, смотревшую на бухту Мелководную, где располагался военторговский магазин, стояли пирсы, к которым подходил рейсовый катер, …

18

…а на берегу, чуть на отшибе, располагалась медсанчасть, в которой мне неоднократно безуспешно мне пытались вырвать гланды. А, военврач Куликов, после долгих уговоров, по ошибке, выдернул, пусть и молочный, но абсолютно целый зуб, за который я пообещал ему «жестоко отомстить» …. Несмотря на совсем еще юный возраст, военврач воспринял мои слова вполне серьезно, а я упивался чувством мести, глядя, как Куликов, уходя вечером домой, опасливо поглядывает по сторонам в ожидании обещанного кирпича из кустов, чему от души смеялся отец!

А, еще, в Школе связи был парк! Самый настоящий: с дорожками, с аккуратно отсыпанными красноватым крупным песком и окаймленными побеленными голышами; с танцплощадкой, оборудованной эстрадой; с летним кинотеатром, в который шли строем матросы-срочники под зычные звуки строевых песен; с памятниками-бюстами Яблочкову и Попову, изобретателям электролампочки и радио; с добротным трапом, низвергавшейся прямо на берег Новика, на котором мы устраивали зимние горки с трамплинами! Особенно, мне нравилось, наотмашь вставив валенки в крепления-ремешки, крикнув грозно на старшую сестру и ее подружек, решавшихся кататься на санках только со средины лестницы: «С дороги, куриные ноги!», разогнавшись с самого верха до свиста ветра в ушах, долго еще катиться по солёному льду бухты!

Вот на этом снимке, виден фрагмент этой монументальной «потемскинской лестницы», низвергавшейся с парка к самому берегу Новика!

19

19а

И, вообще, заброшенные судьбой-злодейкой на самый краешек земли, в самое казалось бы безысходное тоскливое захолустье, сильные духом люди, наши отцы и деды, не сгибались под тяжестью жизненных обстоятельств и не опускали руки! Служили, любили, рожали детей и, самое главное, стремились сделать свою жизнь прекрасней!

Пусть недолго было уготовано мне наслаждаться полной приключений и насквозь пропитанной всеобъемлющей свободой, счастливой и вольной, островной жизнью – около восьми лет, но, дожив до пенсии, ко мне приходит ясное осознание того, что для меня, это была целая эпоха, сформировавшая характер, предопределившая жизненные ценности, научившая искренне любить свою малую родину и породившие неистребимое желание жить!!! Жить, не замыкаясь в своем, заботливо создаваемом уютном и комфортном мирке…. Словом,

«Не жалею, что живу я часто, как придётся,

Только знаю, что когда-нибудь, в один из дней,

……………………………………………………..

Я помню, давно учили меня отец мой и мать

Лечить, так лечить, любить, так любить,

Гулять, так гулять, стрелять, так стрелять…»

Вот, об этой, ушедшей в прошлое жизни Русского острова и о своем детстве, у меня возникло желание написать! Понимаю, что объективно передать дух и выполнить жизнеописание того времени, задача невыполнимая! Поэтому, ограничусь маленькой толикой воспоминаний пацана-дошколенка, насколько хватит времени, желания и сил у, начинающего дряхлеть, новоиспеченного пенсионера….

И, начну я, пожалуй по порядку, с того самого момента, когда детское сознание сформировало память и позволило копить «багаж» воспоминаний – лет с трех от роду! Сразу оговорюсь, что мои родители чересчур легкомысленно отнеслись к вопросу рождения сына, не рассчитав как следует, произведя на свет Божий, ребенка – типичного Скорпиона!!! Вскоре, они осознали свою оплошность, но «джин» уже был выпущен из «сосуда» …. Федька Годин, лет с трех ощутивший себя достаточно взрослым и самостоятельным, чтобы обращать внимание на глупые запреты и предостережения старших, отправился познавать мир….

20

Первым ярким, запомнившимся на все впечатлением, стал поход по льду к полузатопленному старому катеру! Катер этот, лежал на противоположном берегу бухты и давно привлекал мое внимание: хотелось заглянуть внутрь машинного отделения, постоять в ходовой рубке. И, вот однажды, почувствовав, что катания со сверстниками на санках меня не возбуждают, я решительно ступил на лед Новика, волоча за собой, ставшие ненужными, санки! Добравшись до места, я ощутил легкую робость: скрипело на берегу на зимнем студеном ветру кряжистое дерево, на котором сидела недовольно каркающая хриплым голосом ворона и, у самого берега, торчали из растрескавшегося льда невысокие ропаки. Стало казаться, что я попал из реальности в сказку, а из сумрачного чрева катера, сейчас вылезет Баба Яга, махнувшая, не глядя, «избушку на курьих ножках» но новомодное жилье! Но, поднявшись со льда на палубу катера и заглянув в стылый кубрик, я с разочарованием обнаружил, что катер пуст! Выбравшись наружу, я, первым делом, запустил в ворону камнем. Та, возмущённо посетовав на своем вороньем языке, какой я не воспитанный ребенок, поспешила ретироваться….

Удовлетворив свое любопытство, я отправился в обратный путь! Тем временем, возвращавшийся со службы отец, остановился перекурить с соседом. Заметив ребенка, бодро шагающего в полном одиночестве по льду бухты, он укоризненно обратился к соседу: «Смотри, какой малец без присмотра разгуливает! Куда только родители смотрят?» ….

Дома, терпение отца, наконец, лопнуло! Дело в том, что лед в Новике только встал и ощутимо прогибался под весом взрослого человека! Толи мне в назидание, толи соседу в оправдание, но отец, изменив привычным методам моего воспитания, решил мне «всыпать ремня»! Зажав меня между ног, он схватил в одну руку ремень, а другой попытался сдернуть с меня шаровары. Но, хвала Господу: мой «ангел хранитель» не мог допустить такого беспредела! Буквально за несколько минут до «акта возмездия», у меня лопнула резинка и мать ее, чтобы не спадали штаны, завязала потуже на узел…. Короче, отец, сделав пару безуспешных попыток придать моему наказание особую яркость, облегченно разразился смехом, а я осознал – и, на этот раз, «гроза прошла стороной»!

А, вообще, хочу сразу оговориться: для меня, всю мою жизнь, была свята одна вещь – авторитет отца! И, надо отдать ему должное, воспитывал он меня не наказаниями и запретами, способными породить лишь ожесточение в душе ребенка-скорпиончика, а относясь, как взрослому разумному человеку.

Еще, время не властно над воспоминаниями об одном человеке – старым рыбаке-эстонце деде Пие! Сурового вида и немногословный дед Пия, вызывал у меня искреннее уважение, граничащее с робостью. Был он одинок и жил обособленно на самом берегу, где стоял его эллинг, в котором он хранил вентеря и прочий скарб. Дед Пия все делал своими руками: вязал сети, делал вентеря, строил небольшие кунгасы, для которых распаривал и гнул доски. Но не это поражало детское сознание: старый рыбак равнодушно рубил на корм свиньям на внушительных размеров колоде огромных осьминогов, попадающихся вместе с рыбой в вентеря! Наслушавшись жутких женских историй, как, около пирса, осьминог чуть не утащил матроса в воду, присосавших к его ботинку, когда тот попробовал его пнуть ногой…, короче – дед Пия был сродни герою!!! Кроме рыбы, дед Пия ловил матерых чилимов.

Когда мне исполнилось пять лет, и мы перебрались из Восмихатки жить в ДНС, старый рыбак под вечер, когда вернувшиеся со службы мужики с женами выходили «подышать» свежим воздухом теплыми летними вечерами в беседку, привозил на подводе уже вареных чилимов по пятьдесят копеек «дореформенных» денег за толи большую миску, толи маленький тазик….

И, вообще, переезд в ДНС ознаменовался для меня совершенно новым «качеством жизни»! Мать пошла работать заведующей военторговским пошивочным ателье, отец был занят по службе, а я уже достаточно повзрослел, чтобы бабка Груша, мать отца, способна была меня контролировать!

21

Военторговское пошивочное ателье располагалось в ОВРе и мать ходила туда со Школы связи напрямик по лесной тропинке! Я, тоже, частенько к матери на работу. Особенно, запомнились, несгораемый сейф в кабинете матери, в котором она хранила казенные деньги и опечатывала перед уходом бечевкой и пластилиновой печатью. Еще, на всю жизнь, мне врезался в память огромный стол, на котором закройщик Курушин, горький запойный пьяница, кроил офицерские шинели! Несмотря на свою вредную привычку, был Курушин прекрасный закройщик! Заказчики ателье непременно хотели, чтобы именно он кроил их одежду. Мать долго пыталась бороться с его пагубным пристрастием: одно время, Курушин, даже жил у нас дома, чтобы ни на минуту оставаться без присмотра! Но все равно, наступал «час икс» и закройщик отправлялся в очередной запой!

Вот он на снимке, лысый, справа от матери.

22

От пошивочного ателье, остались тоже одни развалины! Первые два окна – окна кабинета моей матери в бытность ее заведующей ателье.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Начался новый этап вольной и беззаботной островной жизни: походы с матросами под парусами на шестивесельных ялах к речке Полонка, в устье которой, поросшей камышами, плавали утиные выводки и стояли цапли; добыча «подножного корма» в лесу или на море, в компании таких же, как я сам, «маугли» и, любимые игры в лапту и казаки-разбойники!!! А самое главное, у меня появился настоящий друг – начальник политотдела части, дядя Коля Горелов! Это он с женой – Любовь Михайловной, работавшей директором средней школы на Поспело, в которую я успел недолго походить….

23

У Николая Яковлевича, не было собственных детей. Зато, был мотоцикл «ИЖ-Юпитер» с коляской,…

24

… который он, впоследствии, сменил на «горбатый» запорожец «ЗАЗ-965»,…

25

… и однозарядная винтовка-«малопулька»! Благодаря Николаю Яковлевичу, кроме ближайших окрестностей, мне открылись совершенно, доныне незнакомые, новые черты Русского острова. Кроме, ставшим уже привычным, умиротворённым очарованием берегов Новика, я узнал суровую красоту мыса Ахлестышева, могучую силу гневающейся морской стихии, обрушивающую на его берега пенные штормовые валы прибоя; увидел красоту неприступных береговых обрывов острова Шкота; походил по искусственной дамбе островов Энгельма и Лаврова…. Не говоря уже, с каким азартом я собирал выброшенные морем на берег стеклянные наплава сетей, а потом, «лупасил» по ним самозабвенно из дяди Колиного «винтаря»!

Надо отметить, что в продуктовом военторговским магазине, как и остальные жители Русского острова, мы ничего, практически, не покупали. Изредка, мать покупала нам с сестрой удивительно вкусные развесные конфеты-подушечки «в пудре», зачастую слипнувшиеся, но с удивительно вкусной «кофейной» начинкой! За хлебом, мы ходили на камбуз в «хлеборезку», где брали очень вкусный ароматный черный хлеб, который кок-пекарь пек для матросов.

Вот, из этого самого дверного проема, в торце камбузного здания, и выдавали нам тот самый вкусный в мире хлеб! Зажав в кулаке его краюху, натертую долькой чеснока и посыпанную солью, я имел обыкновение исчезать из дома до вечера, пропадая на берегах Новика или скитаться в лесу, утоляя голод «подножным кормом»!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Мяса, масла и крупы хватало для питания всей семьи в продуктовом пайке, который получал отец!

Поросенка, на моей памяти, уже не держали! Что тому было причиной, я не уточнял. Еще до моего рождения, был поросенок по кличке Черчилль, который ходил за старшей сестрой Зойкой, как собака. Даже в клуб! Подозреваю, когда пришло время лишить его жизни, не все прошло гладко….

Зато, кур мы держали в достатке! До сих пор, помню вкус домашней лапши на курином бульоне, замешанной на домашних яйцах, раскатанной и нарезанной вручную бабкой, а затем, сваренной на настоящей печи! Был еще и огород, на котором мы садили картофель, редис и прочую зелень, росла клубника, смородина, вишня…. Эх, с каким бы я, сейчас, удовольствием – отведал бы того «картофанчика» с пайковым парным мясом с пособного хозяйства, пожаренного на печке на толстенной чугунной сковороде!

28

В «подножном корме» от матери-природы, тоже, недостатка не было! Но, то был удел, исключительно, детворы. Любительской зимней рыбалкой в Школе связи, увлекался только мой отец. Он клал в карман две, выструганные из цельного куска древесины, удочки-одиночки с блеснами-«каркалыгами», брал мои санки и пустой мешок. Выходил на край канала, который всю зиму поддерживал ледокол для прохода боевых кораблей ТОФ, до обеда заполнял мешок «зубарем» да навагой и привозил домой. Соседи набирали рыбу, кому сколько было надо! Отец, рыбачил в Новике до Нового года, а после, переходил в бухту Парис.

Летом, на удочку, рыбу тоже никто не ловил. Рыбная ловля «по жидкой воде» носила коллективный характер: когда подходила к берегу нереститься корюшка-прибойка, мужики привязывали один конец невода к дереву на берегу, на весельном ялике обметывали косяк, а второй конец – подвязывали к водовозке и подтягивали к берегу. Затем, прямо из невода сачками, набирали кому сколько было надо….

Вот то самое место на берегу и деревья (наверно, уже не те самые), где мужики ловили корюшку-прибойку!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

У нас, тоже, был марлевый сачок. Кроме своего прямого назначения, мы с сестрой использовали его для ловли чилимов: приходили с наступлением темноты на пирс, развешивали в воде несколько «ржавых» селедок, ждали недолго, когда их облепят крупные чилимы. Потом я светил на них квадратным металлическом фонарем, работавшем от батарейки КБС, а Зойка осторожно подводила сачок и поднимала селедку вместе с чилимами. Таким нехитрым способом, мы легко налавливали больше половины эмалированного ведра за вечер!

И, не раз выручал меня «подножный корм», когда, не дождавшись пока бабка приготовит завтрак, натерев чесноком и посыпав солью краюху хлеба с «хлеборезки», я исчезал из дома до самой темноты! Лес дарил березовый сок, черемшу, грибы, кишмиш, малину, дикую красную смородину, дальневосточный виноград, орехи-лещину. А, море… — ну, море, оно было всегда рядом! С момента моего рождения! Никакого труда не составляло, разведя на берегу костерок, набрать на отмели приморского гребешка и запечь его на углях прямо в раковинах, а потом, собрать прямо на берегу спелого сладкого шиповника и яблочек-дичков, достать из кармана прихваченный из дома кусковой сахар, чтобы вместо чая, сварить самый вкусный на свете компот!

Любимая поляна на мысочке между ОВРом и Школой связи, где запекали мы на костре гребешок прямо в раковинах или рыбу на углях….

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Жена, при очередном посещении Русского острова, услышав от меня слова: «Вот, на этом берегу мы запекали «гребень» в раковинах» — недоверчиво поинтересовалась, откуда у детей были спички? … Немного помолчав, я ответил вопросом на вопрос: «А, ты не хочешь спросить, откуда у детей были «лимонки», чтобы рыбу глушить?» …

Жизнь маленького военного гарнизона, не была скучна и была полна курьезов, которые тут же становились достоянием гласности и обсуждались «общественностью» в мельчайших подробностях. Вспоминается, как еще при жизни в Восмихатки, один из офицеров, решил порешить выкормленного кабанчика: позвал соседа, но и тот не решился заколоть его клинком! Посовещавшись, они решили «привести приговор в исполнение» посредством табельного оружия…. И, сделали они это, как и требовала честь офицера, не в ухо исподтишка, а гладя прямо в глаза, прицелившись в лоб!

Пистолетная пуля, непринужденно дала рикошет от толстенной лобной кости, лишь слегка оцарапав «бронебойную» шкуру, матерый кабан с визгом вынес калитку в загоне и подался, от греха подальше, в соседний лесок! Желуди собирать, как делали его дикие сородичи, ему было западло: по ночам, он стал наведываться на огороды, помогая местным жителям копать картофель.

Отец поговорил с горе-стрелком, но тот только развел руками: дело в том, что напуганный кабан, стал очень осторожен и прятался днем от людей в лесу! Тогда, отец взял в оружейке мосинскую снайперскую «трехлинейку» с оптикой, выследил, когда кабан вдалеке пересекал просеку в лесу и сделал прицельный выстрел! А, флотский камбуз получил дополнительное мясное довольствие….

Еще один курьез, развеселивший всю часть, произошел уже в ДНС! Один из офицеров, живший в «верхнем» трехэтажном доме, вернувшись со службы, слегка загрустил, а по этой причине, достал «бутылочку» и устроился у открытого окна посозерцать окружающую действительность. А, действительность была такова: на бельевой площадке, расположенной аккурат перед домом, соседка развесила сушиться свое исподнее! Не долго думая, офицер решил проверить, насколько тверда рука и точен глаз…. Достал мелкокалиберную винтовку и принялся методично стрелять по нижнему белью, целясь исключительно в ту их часть, которая скрывала «интимное место»! ….

Соседка не оценила твердости руки и точности глаза «стрелка» и нажаловалась командованию части! «Стрелка» судили офицерским Судом чести: при изложении, как все происходило, строгий суд офицерский покатывался со смеху, а громче всех, ржал его Председатель – дядя Коля Горелов!!!

Дом в ДНС, из окна которого велась стрельба по женскому исподнему!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Еще, я хотел бы упомянуть об одной «навязчивой идее», преследовавшей меня с самого детства и до того, как я стал городским жителем. Я уже не припомню, как она родилась в моей голове, но уже в самом раннем детстве, я пообещал бабке воротник из лисицы, коих в то время, расплодилось на острове великое множество. Видно, гены предков – Забайкальских казаков, охота у которых была в крови, в одно из мгновений, взяли верх над рожденным у моря Приморским аборигеном….

Лисицы таскали кур среди бела дня прямо из вольеров: куриный переполох, возмущенные крики женщин и лисица, удаляющаяся в лес со своей добычей! Хуже лисицы, был только хорек, забравшийся в курятник среди ночи: если лисица довольствовалась одной курицей, то хорек убивал, зачастую, всех!

Сначала, обещания бабке подкинуть «рыжую» на воротник, были неосознанными и носили чисто декларативный характер! Запомнилась первая встреча «один на один» с лисицей, когда еще, я гораздо уверенней, чувствовал себя у отца на шее, а не на собственных ногах. Жили мы тогда, в деревянном доме в Восмихатке: с завалинкой, палисадником и легкой холодной пристройкой, в которой хранились дрова, овес для курей и разный прочий «хлам». Дверь в пристройку, оставалась открытой. Из пристройки, начинался коридор, из которого, направо – был вход на камбуз, а дверь в конце – вела в две смежные комнаты.

Стемнело! Сестра с родителями уже находились в комнатах, а мы с бабкой, задержались на камбузе. Вскоре, я вышел в коридор и в легкой пристройке увидел лисицу! Она стояла и обнюхивала мешок с овсом и лежащей в ней банкой, в которой носили овес в курятник. Мое появление, ее абсолютно не смутило! Я сразу вспомнил об обещании, данным бабке, медленно, чтобы не вспугнуть лисицу, вернулся на камбуз, ничего не сказав бабке, молча достал сковородник – самое «убойное оружие», которое было на сей момент мне доступно!

Лисицу, явно нисколько не смутило мое повторное появление со сковородником в руке, а меня обуяли подспудные сомнения в успешной реализации задуманного «злодейства» ….

Пока я терзался сомнениями, рыжая бестия не спеша повернулась и спокойно вышла из пристройки.

То, был вызов!!! Не выскочила, не испугалась – а, равнодушно, не спеша, вышла…. С этой минуты, я, по мере своего взросления, все больше проникался желанием довести задуманное до конца и начал нащупывать механизм его реализации!

Следующим этапом, было конструирование более убойного «оружия», чем старый сковородник. Так родилась «стрелялка»: сложный «симбиоз» основания из плотной пробки, проволоки, гвоздей и бельевой резинки! Стрелять «стрелялка» была призвана стрелами из стеблей сухой одеревеневшей полыни, а разить наповал – благодаря стрелам, «отравленным» в помойном ведре….

Но, только в ДНС, у меня появилось действительно серьезное оружие, способное убивать! Эволюция сознания, подтолкнула меня к изготовлению лука. Сначала, это были «ранние модели», сделанные собственными руками: неказистые и годные только для игр! А, еще, я осознал, что без помощи отца, я навряд ли сваяю чего-нибудь путное. Материал для лука я выбрал сам — походящей толщины ясень. У меня было твердое убеждения, что ясень, лучше всего подходит для изготовления лука! Отец, взял с меня слово мужчины, что я не буду пользоваться луком для баловства, и буду относиться к нему, как к оружию и согласился мне помочь!

Немного отвлекусь, и скажу, что отец с малолетства учил меня серьезному отношению к оружию. Вспоминается, как он, увидев мои загоревшиеся глаза при виде карабинов «СКС», снял карабин с пирамиды (в те времена «оружеек» еще не было, оружие хранилось у входной стены в открытых пирамидах) и, вручая его в мои детские руки, учил: «И, никогда не направляй оружие в сторону людей! Раз в жизни, и палка стреляет!» ….

Мне осталось только набрать в песке на стрельбище автоматных пуль, выплавить из них на костре свинец и, слегка заточив, насадить их на стрелы. Да, еще надергать у возмущенных курей маховых перьев, и снабдить стрелы оперением….

Теперь можно было, дождавшись первого снега, взять лук, лыжи и многозначительно сообщив бабке: «Я на охоту!», отправиться «тропить» ровные стежки лисьих следов!

Но, добыть лисицу в первую зиму, мне было не суждено! А, следующую, я встречал уже в городе: осенью, к пирсу части неожиданно, надев изрядного переполоха, ошвартовался катер командующего флотом. Отца вызвали в Штаб части, мать, терзаясь неизвестностью, «метала икру». Наконец, катер отвалил от причала, а вернувшийся озадаченный отец, «как гром среди ясного неба», огорошил: «Дано два дня на сборы! После, отбываем в город, я поступаю в распоряжение адмирала Захарова!» ….

Вот, так и закончилась моя, полная приключений, счастливая, вольная и беззаботная островная жизнь!!! Теперь, только когда я приезжаю на остров или беру в руки старые фотографии, начинают оживать в моем сознании светлые картинки из далекого прошлого!

Вот, глядя на наш старый дом в ДНС…

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

…, мне сразу вспоминается легкая сумрачная и пахнущая пыльной сыростью прохлада его подъезда.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

И бывшие соседи, дядя Матвей Ищенко, старшина катера ПСК-9, стоявшего на балансе части. И как он сказал когда-то: «Вставай, Федька! Рули!» — уступая мне место за деревянным штурвалом, укрепленным надраенными латунными «железяками»!

35

Глядя на это окно второго этажа, память напомнила мне, как «десантировался» я с него на клумбу с георгинами на самодельном «парашюте», с куполом из старой газеты и стропами из самых прочных суровых ниток, что удалось найти в материной швейной шкатулке….

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Ну, а конек крыши, тоже, не был обойден моим вниманием! Аккуратно, чтобы не поскользнуться, я раз вылез через слуховое окно на шифер крыши и оседлал конек, свесив вниз ноги. Увидевшая это бабка Груша, обезумела от страха и начала кричать мне, чтобы я сейчас же слез с крыши! Болтая ногами и показывая бабке язык, я сказал: «Отгадаешь загадку – слезу!» И загадал загадку: «Висит груша, нельзя скушать – что это такое?» Наивная бабуля, не ожидавшая подвоха, ответила: «Лампочка!» А я, с торжествующим видом, изрек: «Неправильно! Это – баба Груша повесилась!!!»

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

А, теперь, я позволю себе, вынырнуть ненадолго из сладких воспоминаний счастливого островного детства, чтобы показать, насколько сумело время трансформировать облик «старого вояки» — Русского острова! Не берусь судить, хуже или лучше стала на нем жизнь, но из бесед с его старожилами, которые продолжают проживать на острове, я сделал вывод: как один, они все сожалеют о потерянном – спокойной размеренной, отрезанной от материка проливом Босфор Восточной, островной жизни!

Русский мост, дотянувшись до острова от мыса Назимова до мыса Поспелова, превратил остров в околицу большого города! Вырос на его зеленых сопках Дальневосточный Федеральный государственный университет и Океанариум. Рассекла его почти надвое, асфальтированная трасса, выплеснув на его берега тысячи отдыхающих, а зимой, лед в его бухтах гнётся под тяжестью желающих половить рыбку, количество которой давно уже стало соизмеримо с количеством рыбаков! Да и сам я, давно уже городской житель, с утречка пораньше привычно качу с женой на зимнюю рыбалку, вооруженный не самодельным неказистым луком, а изящными рыболовными снастями. Увидел бы отец, на что, спустя полвека, ловят рыбу на Русском острове….

Даже, правнучка той лисицы-огневки, из далекого детства, которую я так и не порешил, доверчиво продолжала сидеть на обочине дороги, когда я притормозил напротив, чтобы показать жене живую лисицу. Мы вышли из машины, а лисица только встала, приготовившись ретироваться, в случае опасности, в ближайший кустарник! Жена была в восторге от увиденного, а закончилось общение тем, что прихваченный из дома обед, перекочевал в желудок лисицы. Да, слишком мало стало на острове Русском курятников…. Вот и приходится «рыжей бестии», завтракать не домашней живой курочкой, а давиться тушеным со специями «Амурским бройлером» без кости! Да, время гораздо на шутки, до неузнаваемости трансформируя наше сознание, моральные ценности, да, впрочем – и всю нашу жизнь!!! Но, не властно оно над частичкой груди, где обитает Душа, в которой навсегда поселилась любовь к своей малой родине, привносящей в эти поездки на Русский остров много личного и заставляющей память бережно отыскивать в Настоящем, хрупкие кусочки Прошлого, не попавшие под безжалостный пресс Времени!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Теперь, несколько слов я хочу посвятить зимней рыбалке! После смерти моих верных, неутомимых и бесстрашных охотничьих псов – русских спаниелей, я отошел от охоты и рыбалка, стала моим основным увлечением! Жена искренне и всецело, разделяет мое пристрастие, давая мне фору по азарту, а зачастую, и по количеству пойманной рыбы! Особенно, мы любим бывать на Русском острове, где кроме самой рыбалки, все пропитано воспоминаниями о босоногом детстве, отце, которому сестра, прямо на лед, относила «на перекус» свежеиспеченных бабкой рыбный пирог и, где знакома каждая бухточка!

По обоюдному убеждения, рыбу, пойманную на Русском острове, считаем с женой самой вкусной! Что корюшка-малоротка, что нерестовая навага – имеют особенно яркий терпкий «морской» вкус, а навага, слегка приятно «пощипывает» губы. Что тому причиной, остается только гадать. Я считаю, что сказывается морская нераспресненная вода и корм, которым рыба питается в бухтах острова. Только периоды безрыбья на Русском острове или нетерпеливое желание попасть на лед раньше конца первой декады декабря, заставляют изменить острову и отправиться в бухту Мелководную или на суйфунские протоки, где лед встает раньше, благодаря опресненной воде….

В нынешнее время, бухты Русского острова уже не так богаты рыбой, когда мой отец рыбачил на льду в полном одиночестве. Но, иногда, ставший прижимистым дядька Посейдон проявляет неожиданную щедрость и радует отличными уловами! Во всяком случае, несколько сотен корюшки-малоротки по первому льду или, сотня нерестовой наваги или «зубаря» — не такая и невидаль!

Еще пройдет немного времени и можно будет дать волю нетерпеливому ожиданию: «пилить» блесенки, «заряжать» махалки и готовить «комбайны», чтобы дождавшись, когда станет твердой вода, отправится ловить рыбу на любимый остров!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

А, пока…. А, пока – самое время еще повспоминать немного ту, незатейливую, но искреннею дружную гарнизонную жизнь, которой жила в/ч 69268….

Словно бумажным детским корабликом, играется сознание воспоминаниями, кружа их в водоворотах памяти, то штормовым «девятым валом» бросая с самую пучину раннего детства, то, давая минутную передышку, позволяет плавно выплыть на пологой «морской зыби» к берегу более поздних воспоминаний! И, нет сил противиться, этой стихии, хочется лишь плыть «по волнам моей памяти» пока не иссякнут силы и желание….

Вот и сейчас, опять вспомнилось раннее детство! Как мы ездили с отцом на ЗИС-150 на мыс Ахлестышева, на котором, испокон веков, стояла рыбалка. По весне, там можно было взять у деда Пеи здоровенных, до полутора метров в размахе, живых камчатских крабов, а ближе к осени, отборной нагульной кеты-икрянки. На Ахлестышева, дороги, как таковой не было: была укатанная, размытая в усмерть ливневыми дождями, старая колея. Когда мы спускались, я ужасно переживал, что грузовик сверзиться одной стороной в промоину и ляжет на бок. Икру отец солил сам, делая холодный тузлук, покуда в нем не всплывал ломтик картофеля, а с рыбой, бабка пекла ароматный рыбный пирог, добавляя рис, лук, немного «лаврушки» и душистый перец-горошек по вкусу!

А, крабы, мне больше всего запомнились тем, что брошенные до утра на завалинку, устрашающе размахивали огромными клешнями и пытались свалить, громко стуча костяными лапами по доскам, когда я их щекотал тонким прутиком, пытаясь его засунуть в рот.

а

Спустя много лет, я бесконечно благодарен отцу, за его увлеченность и умение! Отец мог все! Был прекрасный строитель, который, уйдя в запас, в одиночку поставил добротный дачный дом.

б

Талантливый кулинар, для которого не составляло труда сварить вкуснейшие щи или запечь в духовке привезенных мной с охоты фазанов. Отменный садовод, к которому обращались все соседи по даче, желающие привить свои садовые деревья. Непревзойденный рассказчик, с каким нетерпением я в детстве ждал вечера, чтобы, забравшись к отцу «под бочок», услышать, вместо сказки, захватывающий рассказ из его собственной жизни….

А еще, я бесконечно благодарен отцу за многочисленные фото из моего детства, глядя на которые, спустя годы, оживает память!!! Таня извлекла из семейного альбома очередную фотографию и, посмотрев на которую, произнесла: «Два Федора!» А я сразу вспомнил давнюю историю, когда я, в пятилетнем возрасте, посмотрев по телевизору «Знамя» одноименный фильм, дождавшись глубокой ночи и взяв материны огромные портновские ножницы, начал подкрадываться к изголовью родительской кровати, прицеливаясь обрезать у матери натуральные кудри, которые ей достались вместе с зелеными глазами, от бабки-полячки. Но был застукан с «техническими средствами» в руках в последний момент, так и не успев совершить задуманного!

42

А на этой фотографии мой закадычный друг Женька Задорожный! Верный «Санчо Пансо», бывший всегда рядом!

43

Будь то «пиратские набеги» на соседский огород, в котором клубника была неизменно слаще и вкуснее, катания на льдинах по весеннему Новику или какая другая «шкода»!

44

Иными словами, «и в беде, и в радости, и в горе»!

45

Когда мы уже переехали в город, однажды, привыкший к всеобъемлющей свободе, не предупредив родителей, пользуясь тем, что по малолетству никто не спросил у меня пропуска на Русский остров, я отправился на рейсовом катере в Школу связи! В кампании с закадычным другом, день пролетел, как один миг!!! Подходило время отхода последнего рейсового катера, и расстроенный Женька стал проситься со мной в город! Женькины родители, несмотря на то, что мне самому было восемь лет, отпустили его со мной….

Дверь квартиры я открыл своим ключом, когда на небосводе давно уже мерцали тусклые городские звезды. В квартире, уже стоял стойкий запах валерьянки, причитания матери, а отец, терзал телефон, обзванивая ментовки, больницы и морги!!!

Когда мы с Женькой появились в комнате…. Нет, крика и скандала не было! Мать обессилено рухнула на диван, а отец, оставив телефон в покое, с металлом в голосе произнес: «Ну! Скажи спасибо, что с другом приехал!» Для меня, это был лучший урок: я осознал, что это уже не остров! Тут город, с совершенно другими реалиями и правилами жизни! Больше всего, отец возмущался Женькиными родителями, которые позволили ему, на ночь, глядя, отправиться с город с таким же пацаном, всего на год старше, чем он сам.

Вскоре, и Женькин отец перевелся с острова. След друга затерялся! Но я продолжал ездить на Русский остров, теперь уже с новыми, городскими друзьями. Но, не забывая при этом, сообщать родителям, куда я собрался ехать и когда вернусь домой.

Давно уже не стало отца и матери, но все также продолжает тянуть к себе остров! Где все дышит моими детскими воспоминаниями. Теперь, уже не закадычные друзья детства, а любимая жена, мой неизменный спутник! Ей, тоже, нравится бывать на острове и слушать мои воспоминания…. Вот по этой дороге, больше полвека назад, школьный автобус увез меня в первый класс средней школы на Поспелово!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

А вот это странное сооружение в лесу не остатки укрепрайона, а банальный бассейн, напомнивший, что когда-то на этом самом месте, стоял пионерлагерь «Вымпел» и палатки Пионерской флотилии КТОФ! В этом лагере, мне довелось побывать после третьего класса, в бытность уже городским жителем….

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Мы отправились туда с соседом по дому, которому я «пролечил уши», как прекрасна жизнь на Русском острове!

По возрасту, я попадал только в третий отряд, а сосед, которому катил шестнадцатый год – в первый! На первой «линейке», где происходило деление по отрядам, я сразу заявил старшему вожатому, что так дело не пойдет! И я не допущу, чтобы меня разлучили с приятелем, предоставив ему выбрать – или меня в первый, или Саньку в третий!!!

Посомневавшись, старший вожатый решил, что я буду гармоничней смотреться в первом отряде, чем Санька в третьем….

Наступило время нашего первого лагерного отбоя. Но, чувство родины, не давало заснуть! К тому же, за окном стояла чудесная теплая и тихая летняя ночь, в которой порхали яркие огоньки светлячков, и раздавался стрекот цикад! Поворочавшись на казенной койке, я толкнул Саньку под бок и прошептал: «Айда купаться!!!»

Мы вылезли через окно и напрямки, через лесистый бугорок, направились к пирсу, где днем швартовались катера Пионерской флотилии. Мы с упоением ныряли с пирса в воду, горевшую миллиардами звезд потревоженного планктона!!! Нанырявшись вдоволь, мы, тем же путем, отправились в лагерь. Влезли через окно и, не успели сделать и шага, загорелся верхний свет. Напротив нас, стоял строгий физрук, который грозно процедил: «Завтра, с утра, оба к директору лагеря!» Директриса лагеря, знакомая моих родителей, сразу объявила, что за нарушение режима, нам предписывается следовать курсом на лагерный умывальник и, в назидание, как следует драить деревянные рыбинсы!

Санька с воодушевлением принялся выполнять приговор, а я предложил облегчить свой труд и отнести рыбинсы на берег Новика, где и отмыть их с песочком!

Санька, счел мое предложение разумным и, взяв рыбинсы с двух сторон, мы поволокли их к воде…. Там я увидел, что рыбинсы – идеальный плот. Найдя кусок доски, я погреб в сторону мыса Экипажный!

На беду мою, на берегу появилась директриса…. Так, вместо умывальника, мы оказались на лагерном камбузе, где в помощь девчонкам, дежурящим по камбузу, должны были картофель лишать кожуры. Я начал обрубать картофелины с шести сторон, чтобы побыстрее заполнить бачок! Девкам это не понравилось и они послали меня куда подальше, заявив, что справятся сами. Изгнанный с позором с лагерного камбуза, размышляя над своей горькой участью, я счел за благо свалить в лес, который с самого раннего детства, был мне другом. И…, наткнулся на того самого злого физрука, с которого начались мои злоключения! Увлеченный любовью с симпатичной пионервожатой нашего отряда, он не сразу меня заметил. На мое удивление, после этого инцидента, он стал со мною подчеркнуто добр. Это длилось до тех пор, пока мы, в конце недели, не пошли в поход на мыс Ахлестышева, где я по обыкновению, не преминул воспользоваться штормовыми валами, чтобы покувыркаться в их пенных гребнях. Выждав, пока начнет в море отступать очередная выдохшаяся волна, я бежал по каменной плите в море, пока новый вал не подхватывал мою тушку, крутя ее в пенном гребне!

В воскресенье меня приехал проведать из города отец. Персонал лагеря дружно высказался в контексте: «Забирайте сына из лагеря, мы за него отвечать не хотим!!!»

Вот так бесславно и закончилась моя жизнь в организованном коллективе….

Давно уже нет пионерлагеря с гордым названием «Вымпел», и только ржавые остатки свай остались от пирса Пионерской флотилии!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Но все также, следуя по некогда ухоженной, а ныне разбитой грунтовке в сторону Восьмихатки, я люблю возвращаться в Страну Моего Детства!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Где размеренно текла бесхитростная счастливая жизнь закрытого военного гарнизона! Где, едва заметный нынче ручеек, был еще довольно полноводной речушкой. В которой я руками ловил колюшку и пытался «заарканить» петлей из сталистой проволоки толи красноперку, толи невесть откуда зашедшего ивася.

51

Где дружно жили счастливые люди! Умевшие искренне и от души, всем миром, отмечать дни рождения, справлять свадьбы и праздновать праздники, накрывая столы прямо под сенью деревьев!!!

52

52а

Где вовсю кипела жизнь, полная эмоций и азарта!!!

53

Где, впервые в жизни, услышал журчанье воды, разрезаемой форштевнем шестивесельного яла, идущего под парусом и, опять же впервые, испытал счастье, когда тебе доверили немного «покрутить руль» на дороге твоего детства! И пусть педали нажимал матрос-водитель, но ты почувствовал, что можешь рулить!

54

А разве можно забыть то чувство гордости, которое ты испытал, когда взял в детские ручонки рукоятки штурвала 90-тонного катера, после, прозвучавших как гром среди ясного неба, слов соседа по подъезду дяди Матвея: «Вставай, Федька! Рули!»

55

Боюсь ошибиться, но, по-моему, дядя Матвей Ищенко – тот, что на снимке слева!

55а

Даже время, бессильно стереть из моей памяти воспоминания об этой удивительной стране детства! Где сестренка Зойка, была еще юной стройной красавицей! И, в отличие от меня, была круглой отличницей и прилежным ласковым ребенком.

56

Окончив среднюю школу с Золотой медалью, она дала повод учителям, учившим и меня, упрекать мою неусидчивую и нетерпеливую натуру в нерадивости! Сколько раз отец, сходив на родительское собрание, пытался меня стыдить: «Бери пример с Зои! Классный руководитель сказала, что способности у тебя даже выше, чем у сестры. Почему опять в дневнике появились двойки?» Но кульминацией всего, стало выступление моей классной руководительницы по радио в «Пионерской Зорьке»….

Желая сделать родителям сюрприз, я утром крутанул рукоятку громкости на радиоприемнике «Латвия» и торжественно сказал: «Сейчас будет выступать наша классная!» Наконец, из радиоприемника полились звуки знакомого голоса…. Если бы я знал, что после слов об успехах, моя нерадивость станет примером отрицательного отношения к учебе!!! «Например, Федя Годин! Сестра окончила нашу школу с Золотой медалью, а он, несмотря на огромный потенциал, получает иногда тройки и двойки в дневнике!» — при этих словах, отец чуть не подавился завтраком и стал медленно поворачиваться в мою сторону….

Реакция, у меня всегда была мгновенная! Я словно испарился с камбуза и, подперев дверь в комнату лыжной палкой, долго еще слышал его рык: «Убью! Опозорил на всю страну!!!»

Сразу хочу признаться: школьная программа была для меня скучновата! Особенно, Новейшая история и Литература. Я взахлеб читал Александра Блока, Сергея Есенина, Льва Толстого, Александра Степанова. Мгновенно «проглатывал» военные мемуары Жукова, Рокоссовского, Шапошникова! Не брезговал и мировой классикой – Стендалем, Мопассаном, Бальзаком и Жорж Санд. Книга авиаконструктора Яковлева «Цель жизни», вообще, была моей настольной книгой! Особенно, я обожал книги из современной жизни: «Бамбуковый фонарик», «Япония и японцы», «1036 дней президента Кеннеди», «Деловая Америка».

Преподаватель Новейшей истории, жена морского офицера, на чьих уроках «было слышно, как шуршат мухи на потолке», начиная новую тему, любила поднять меня и спросить, могу ли я рассказать классу о рассматриваемом материале своими словами. И удовлетворенно кивала головой, когда я рассказывал о Карибском кризисе, уже поднятых в воздух Б-52 с ядерным оружием на борту, как порешили президента Кеннеди или конфликте с «пендосами» в Японском море из-за захваченного в территориальных водах КНДР американского судна-шпиона «Пуэбло».

Но, это были сценки уже из другой, городской жизни. А пока, мне охота снова мысленно вернуться на остров. Моя первая симпатия времен Восьмихатки – Наташка Хатько! Их семья, тоже, перебралась в город, а отец – одно время служил начальником Дома офицеров. Сестра, не так давно встретила ее на улице. И Наташка поинтересовалась: «Как там Федя? Хочется на него посмотреть!»

57

Я счастлив, что в любое время могу приехать на остров с женой, в страну моего счастливо детства! Не только половить рыбу на льду Новика, как когда-то в абсолютном одиночестве это делал мой отец, …

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

… но и увидеть, почти в первозданном виде, притаившееся в ее глухих уголках ее очарование! Вот старый «водозабор»: абсолютно пресное озеро со студеной чистой водой. Мне всегда было интересно, что озеро абсолютно пресное, несмотря на то, что отделено от моря только узкой полоской суши! Видимо, бьют энергично на его дне студеные родники! Как я уже говорил, в части зимой рыбачил только мой отец! Но, кто-то из соседей, был охотником и стрелял чирков и крякву на этом озере…. Детская память не сохранила его облик, помню только диких уток, которыми он угощал мать! И, как ворчала бабка Груша, засовывая в кастрюлю, вместо ароматной упитанной домашней курицы, худосочных мускулистых диких уток, бубня себе под нос, что их «не доваришься»….

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Жива еще и старая дорога к самому берегу «водозабора», забученная диким камнем, теперь скрытым под тонким ковром дерна низкорослой травы. По этой дороге, подъезжала на самый берег «водовозка», опускала толстый шланг в металлическую бочку без дна, наполовину наполненную крупными темными камнями и закачивала воду. А потом, вечером – приезжала в ДНС и Восьмихатку, а водитель громко кричал: «Вода! Вода!»…

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Все также, на моей малой родине, алеют рясные яблочки-дички, напоминая своим видом самый вкусный в мире компот из далекого детства!!!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

И наливаются зрелостью плоды крупного шиповника на берегах Новика!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Я благодарен Создателю, что он даровал людям память!!! Благодаря которой, можно путешествовать во времени и пространстве! Снова увидеть живую Школу связи, с еще не разрушенными казармами и заботливо побеленными оконными проемами; зданием Штаба части и залитой утренним солнцем бухтой Жданко! Повстречать на перекрестке островских дорог еще молодую мать и вновь увидеть те утлые мостки, лежа на которых ты почти шесть десятилетий назад ты ловил чилимов новым соломенным картузом, только что привезенным тебе из города родителями!

63

А еще, запросто, стать старше своего отца! И вспомнить его крутой, но справедливый нрав. Вспоминается, как он в бытность свою начальником Клуба части, поставил на место командира части Барботько, которого, за глаза, все называли «барбос»….

Начальником клуба отец стал, вернувшись со службы на Камчатке, куда уезжал служить на несколько лет во времена Хрущевской «оттепели» в начале 60-х годов.

По вечерам, в клубе крутили кинофильмы, на которые собирался почти весь офицерский состав с семьями и вольнонаемные жители войсковой части. Приходил и «барбос» с женой, по обыкновению, опаздывая к назначенному времени начала фильма!

Крутить фильм не начинали, дожидаясь его прихода!

Вот, в один из таких вечеров, отец и поинтересовался у матроса-киномеханика, почему он не начинает крутить фильм? Киномеханик, объяснил, в чем дело. На что отец сказал, что «семеро одного не ждут» и приказал начинать фильм….

Вскоре, появился разъяренный Барботько и спросил у отца, кто разрешил начать киносеанс без него!!! Увел отца в его кабинет и начал «разбор полетов»: тонкая дверь не скрывала возмущенный крик командира части, но еще громче, звучал голос отца!!!

Психанувший Барботько покинул клуб…. А сослуживцы и мать, пытались успокоить и образумить отца, на что он твердо ответил словами из грибоедовского «Горе от ума»: «Служить бы рад, прислуживаться тошно!»

64

А еще, отец не терпел равнодушного отношения к службе! Для его деятельной натуры была неприемлима философия «еще день прошел, ну и хрен с ним». Где бы он ни появлялся, жизнь становилась лучше! Вспоминается его служба на Камчатке, куда мы ходили с сестрой и матерью летом на пароходе «Советский Союз»….

Может, созрею, написать и про этот период его жизни, а пока, хочу отметить разительные перемены всего лишь за один год!

Когда отец впервые появился в богом забытой части, находившейся недалеко от бухты Моховая Елизовского района ныне Камчатского края, матросов кормили сушеным картофелем и консервами. Отцу было дико на это смотреть, тем более, что Камчатка – Богом одаренный край! Где идущей на нерест рыбы, больше, чем воды в речках. Где растут огромные, похожие на зонтики, опята и гигантская, как лопухи, черемша! Где растет сладкая жимолость, размером с береговой шиповник! Где родит картофель, размером с человеческую голову!!!

С присущим ему энтузиазмом, он принялся обустраивать суровый военный быт….

С помощью матросов-срочников, были вскопаны и обустроены огороды! Отец достал у колхозников семенного картофеля. Первый же урожай превзошел все ожидания: в подготовленное овощехранилище заложили столько свежего картофеля, что его должно было с лихвой хватить для пропитания личного состава до следующего урожая! Когда пошла в речку-переплюйку нерестовая красная рыба, матросы ее заготавливали без всяких сетей, глуша палками и выбрасывая руками на берег. Ее солили и коптили, под руководством отца. Я помню эти малосольные балыки, которые я, направляясь гулять, срывал прямо на вешалах!

Мало-мальски решив продовольственную программу, отец принялся за «пищу духовную»! Договорился с рыболовецким колхозом о шефской помощи, которая подразумевала, что воинская часть в разгар путины помогает колхозу рабочими руками, командируя матросов-срочников. Матросы наперебой рвались помогать колхозникам обрабатывать рыбу: молодые ядреные рыбАчки действовали на них как магнит!!! :) А в благодарность за оказанную помощь, колхоз наградил роту огромным цветным телевизором!

Зимой в части увольнительные в город не давали, особенно, когда шел снег, которого на Камчатке хватает с избытком. Но, коллективные «культпоходы» в город были разрешены.

Отец, оформлял такой «культпоход» в город, строил матросов-срочников и вел организованно в город! В городе, он отпускал матросов под свою ответственность, строго предупреждая, в котором часу они должны быть «как штык» на этом самом месте!!!

Надо сказать, что не было случая, когда бы они подвели отца…. Ведь это означало, что «культпоходов» больше не будет!

Все это были маленькие «кирпичики», на которых возводился незыблемый фундамент моего уважения к отцу!!! И когда пришло время, снова возвращаться отцу на Русский остров, отцы-командиры и матросы восприняли это с большим сожалением.

Хоть и перебрались мы много лет назад в город, но не смог он убить во мне гены, рожденного на воле аборигена! Чем больше уродуют образ Русского острова годы, тем сильнее пробуждаются в памяти воспоминания, рождая в душе ностальгию по той размеренной спокойной и счастливой жизни, которой жил небольшой военный гарнизон, в котором мне суждено было судьбой родиться и прожить свои лучшие детские годы!

Продолжение следует.

Федор Федорович Годин       февраль 2016 год.

 

 

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Новые комментарии

  1. Евгений

    Здорово! Спасибо автору за путешествие на машине времени в славные времена «свободного» Русского острова.

  2. Хмелик Виктор

    Интереснейшие воспоминания, спасибо вам, Фёдор Федорович. Здоровья и благоденствия.

  3. Виктор

    Федор Федорович, спасибо за интереснейшее описание некоторых эпизодов вашей жизни из другой эпохи, другого времени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *