Новичок идет в поход. Виталий Ершов Библиотека

WkMxbjvdtCw

Новичок идет в поход

Cоветы туристу-новичку. В трёх действиях. Без Пролога и Эпилога.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Подготовка

Позвонил мне на днях мой приятель Серёга. Позвал на ближайшие выходные с собой в туристский поход выходного дня — по лесу прогуляться, поскольку им как раз одного человека не хватало.

Начал я думать, а оно мне надо? Вообще-то делать в ближайшие выходные всё равно было нечего, поскольку все мои поразъехались кто куда.

Я встал на весы. Посмотрел. Снял футболку, подошёл к зеркалу, посмотрел на себя. Пошёл снова встал на весы, но уже без футболки. Снова посмотрел. Понял, что НАДО. Перезвонил Серёге, чтобы спросить, как это вообще делается. Серёга радостно констатировал:

— Ну что, решился? Молодец! Значит, ты ещё не совсем потерян для великих дел! Давай готовься к походу с двумя ночлегами в полевых условиях.

— Ты же говорил, что там лес будет?!.. – нерешительно напомнил я ему.

— Лес там будет, это точно! И река будет! Просто это выражение такое: «в полевых условиях». Не в домашних, значит — понял? Ну, то-то! Сразу скажу: в таком походе нет ничего сложного, если ты хотя бы раз выходил с рюкзаком из дома…

— Да, было дело, — перебил я его, — пару раз прошлым летом выезжал с семьёй яблоки на даче собирать, ещё вот через неделю тёща сказала, картошку копать поедем…

— Это не совсем то, точнее – совсем не то. За яблоками ты из дома с пустым рюкзаком уезжал, а обратно – с полным, а тут, наоборот – туда с полным, обратно – с пустым! Но главное отличие в том, что тебе предстоит почти три дня АВТОНОМНО!!! – тут Серёга сделал многозначительную паузу, — просуществовать в условиях «дикой природы». А на природе, как говорится: «все свое носи с собой». Там магазинов нет, поэтому придется тебе рассчитывать лишь на то, что у тебя будет в рюкзаке. Ну и еще — в голове! Поэтому слушай внимательно, чтобы потом не было мучительно больно. Спине и пояснице. Можешь записывать.

Я сбегал за ручкой и тетрадкой.

— Начнем с рюкзака. Не всякий человек с рюкзаком — турист, но туриста без рюкзака точно не бывает! Не с чемоданом же на колёсиках или даже без оных, ты в поход пойдёшь! И не с сумкой через плечо, поскольку ты не почтальон Печкин! Вон, даже рыбаки с рюкзаками на рыбалку ходят, а ты – ТУРИСТ! Турист — это звучит гордо!!!

Тут Серёга сделал паузу, видимо для того, чтобы я проникся и осознал. Я, исключительно, чтобы сделать ему приятно, «проникся и осознал».

— Рюкзак, — продолжил Серёга, — лучше сразу купить, а не клянчить у кого-нибудь. Тем более, что у меня лишнего рюкзака нет. Лучше всего сразу купить ХОРОШИЙ РЮКЗАК, хотя цены на них кусаются, но, в принципе, для начала можно обойтись и чем-нибудь попроще.

— А-а-а-а… — попробовал я спросить, что значит «попроще».

— Не перебивай, записывай пока – остановил меня Серёга.

Рюкзаки бывают трех основных типов: жесткие с рамой, мягкие с несущей конструкцией из строп и тканевого мешка, и полужесткие, у которых в несущей системе есть металлические элементы — латы.

Жесткие рюкзаки хороши для переноски большого веса, когда их, достаточно большой собственный вес, компенсируется удобством переноски. Именно такие рюкзаки, в основном, используются в пешем и водном туризме.

В горном они, правда, не прижились.

Хорошо, если система крепления твоего рюкзака будет фиксированная, сшитая по росту, а не регулируемая, но в наше время массового производства, — тут Серёга тяжело вздохнул, — такого не встретишь, поэтому придётся покупать жёсткий рюкзак на регулируемых плечевых ремнях.

Меньше чем на восемьдесят литров рюкзак не бери, а лучше бери сразу на девяносто, но не более чем на сто двадцать. У меня на восемьдесят. Хотя рюкзак «попроще» на восемьдесят литров вряд ли эти самые восемьдесят литров вместит.

— Так ведь там же написано … — робко вставил я.

— Ну мало ли, что «там написано», — безапелляционно пресёк мои возражения приятель. У меня вон на гараже тоже кое-что написано, а там…, в общем, дедов «Москвич» там стоит. Так что думай сам. Заболеешь походами – будешь вообще хороший рюкзак покупать, не заболеешь – сможешь в том, что купишь пару раз яблоки с дачи привезти.

Хорошо, если у твоего рюкзака будет пара, больше не надо, боковых карманов с ремнями-стяжками, верхний объёмный карман-нахлобучка, нижнее, отдельно открывающееся отделение-подвал, и под ним ещё отдельный клапан на липучке – для тапок. Впрочем, без последнего можно и обойтись. Но уж если свезёт такой найти – бери не задумываясь – потом заценишь.

Обычно рюкзаки такого объема весят от полутора до трёх килограммов. В первую очередь это зависит от применённой ткани. Кстати, любовь производителей к оснащению рюкзака кучей ненужных элементов приводит к тому, что часто можно облегчить его граммов на двести путём спарывания этих самых элементов.

Но ты пока ничего не спарывай, — спохватился Серёга, — а то знаю я вас, чайников, вам дай волю, вы и поясной ремень срежете! Кстати, посмотри, чтобы у твоего рюкзака этот самый поясной ремень был. И нагрудный тоже. Будешь ты им пользоваться или нет – дело твоё, но пусть будет.

Хорошо если у твоего рюкзака будут петли для его переноски и подвески. И посмотри, чтобы они были надежно пришиты! И карабин прикупи. Нет, не охотничий — Серёга засмеялся, — Тем более, что на него сейчас замучаешься разрешение оформлять. А разъёмную скобу-карабин. В общем, в магазине спросишь – тебе дадут. Это чтобы рюкзак на стоянке подвешивать.

— А зачем его подвешивать? Пусть себе на земле стоит.

— Эх, — опять тяжело вздохнул Серёга. – Чайник он и есть чайник! Поставишь на землю – будет он у тебя и мокрый и грязный. Но это ещё терпимо. Нетерпимо то, что мыши, бурундуки и прочая лесная мелочь, только на фотографиях милыми зверюшками смотрятся, а в жизни прокормить этих лесных бандитов никаких запасов не хватит. К тому же рюкзаки они развязывать не умеют, а потому идут к продуктам прямым путём – прогрызая всё насквозь. Кстати, людей они совершенно не боятся. Так что карабинчик тебе не помешает. Натянешь верёвку между деревьев и к ней свой рюкзак подвесишь. Не стопроцентная, конечно, защита, но всяко лучше, чем на земле или на дереве. Верёвку возьми метров двадцать пять — тридцать, больше не нужно. Лучше всего работает фал пять — шесть миллиметров толщиной.

Ну ладно, отвлеклись.

Теперь что касается размеров твоего будущего рюкзака. Поскольку мы идём в лес — постарайся, чтобы рюкзак из-за твоего тела справа-слева не сильно высовывался, а лучше не высовывался вообще. С высотой тоже не горячись – ветки они не только с боков бывают. Если бы ты в пустыню шёл, пусть даже в снежную, тут можно было бы из этих габаритов и выйти – но всё равно, постарайся, чтобы ширина рюкзака не была больше его высоты. А вообще-то средний коэффициент «высота-ширина» – два к одному (2:1).

Возьми ещё вкладыш в мешок. Лично я использую крепкие мусорные мешки. Беру с собой несколько штук. Порвался – заменил и всё. И ненапряжно, и вес уменьшается. – Серёга засмеялся.

Ну о рюкзаке мы ещё поговорим. После того, как ты залечишь потертости на плечах и на пояснице – тут Серёга многозначительно хмыкнул и немного помолчал, ожидая, пока я всё это старательно записывал, после чего добавил. — Кстати, накидку от пыли и дождя не забудь купить для своего «заплечного друга»!

Я записал.

— Вторая вещь первой необходимости – это теплоизолирующий коврик.

— А на… – начал было я.

— Это для сна, — перебил меня Серёга. Лежать на нем гораздо теплее и мягче, чем просто на земле. Вообще-то на земле никто никогда не лежит, если ум в голове есть.

Коврики бывают двух видов. Первый — это лист из какого-нибудь вспененного полимера, толщиной от пяти до пятнадцати миллиметров, который сворачивается в рулон или складывается в «гармошку». Второй – «самонадувающийся».

В общем-то, это знакомый тебе надувной матрац, только толщиной от пятнадцати до пятидесяти миллиметров, с листом поролона внутри. Коврики эти отличаются друг от друга по толщине, плотности, упругости, весу и цене. Выбирай сам. Тут каждый сам себе любимому советчик. Сейчас у меня надувной коврик, поскольку я ночую в палатке, и объёмный коврик из пенки таскать мне надоело. Спать на нём ощутимо комфортнее, чем на пенке, поверь профессионалу. И объём надувной коврик занимает меньше, чем пенка. Но тому, кто предпочитает спать на земле под тентом, лучше выбирать пенку – это однозначно. Она, если и проткнётся каким-нибудь сучком, то ей по фигу.

Пенка, как я уже говорил, может быть рулоном и складная – листами. Складная удобнее – её к рюкзаку крепить проще.

С рулоном сложнее. Его каждый по-своему носит – кто сверху, кто сбоку, кто снизу, кто внутри рюкзака. Тут всё зависит от ширины и толщины рулона и от того, куда идёшь – в лес или по открытым пространствам. Если сверху или снизу поперёк рюкзака движению не мешает – носи. Если большую часть дороги планируешь по кустам щемиться, то или сбоку приторачивай, или вообще позади рюкзака крепи. В любом случае, чехол для пенки придётся или шить, или покупать.

Если внутрь рюкзака пенку совать, то чехол, естественно, не нужен. Но вообще-то, совать пенку внутрь рюкзака дело неблагодарное – уж слишком большой объём она съедает, поскольку вплотную к стенкам вставать не хочет, да и между собой её слои тоже не слишком плотно встают. По углам рюкзака, образуются пустоты, в которые, конечно, можно воткнуть пару длинных вещей, но бОльшая часть объема рюкзака просто пропадает. Ну и если у тебя рюкзак с жёсткой спинкой будет, то пенка туда или вообще может не залезть, или вообще весь рюкзак займёт. А вот если рюкзак у тебя будет мягкий, то пенка может даже как бы «увеличить» его объём. Кстати, учти при покупке, что пенка тоже вес имеет…

Купи, или сделай сам, сиденье-хобу, — после небольшой паузы продолжил Серёга, — или, в просторечии, «поджопник» — это кусок той же «пенки» только с резинкой. Садиться на землю, камни, стволы поваленных деревьев, «беззащитным» задом категорически тебе не советую! Но и носить её на поясе постоянно тоже не нужно – поясница под ней вспотеет, а потом простужается. Носить её нужно НА рюкзаке. Остановились, рюкзаки сняли, хобу достали, сели. Как-то так…

Я и это старательно записал.

— Если деньги останутся, — продолжал вещать приятель — купи еще накидку от дождя. Это уже для себя любимого. Армейская плащ-палатка хороша, но тяжеловата. Можно, конечно, и в куске полиэтилена дырку для головы вырезать. – тут Серёга хмыкнул. — А можно и вообще без накидки ходить – всё равно к вечеру мокрый будешь. Не от дождя, так от пота.

— У меня зонтик есть… – робко вставил я.

— Зонтик? Какой зонтик? А, зонтик! Нет, в лесу с зонтиком несподручно. Но совсем без защиты от дождя, честно говоря, ходить нельзя — это верный способ простудиться. Впрочем, на ближайшие дни прогноз погоды благоприятный, да и времени у тебя на сборы не так много. Пойдёшь за продуктами в магазин, загляни в хозотдел — там обычно продаются копеечные дождевики в виде плащей или пончо из тонкой полиэтиленовой плёнки. На один раз хватит, если им аккуратно пользоваться.

Я перелистнул очередной лист тетрадки.

— Что касается одежды. Одежда должна обеспечить тебе комфорт во время всего похода. Она должна защищать тебя от жары на переходе, от прохлады вечером у костра, и от дождя — когда угодно.

В подборе одежды для похода в настоящее время работает принцип «трех слоев». Это: нательный, теплоизолирующий и защитный. Комбинируя их можно обеспечить себе комфорт при любой погоде.

В качестве нательного можешь использовать военную майку-сетку. Вещь хорошая. Тело под ней продувается и потеет меньше. Купаться на вечернем привале будешь – в ней можно прямо в речку падать – и её постираешь и себя помоешь – она хороша вместо мочалки.

Вторым, теплоизолирующим, слоем может флиска служить. Есть ещё хорошая вещь – полартек называется. Полартек — это высококачественный флис. Полартек совершенно не впитывает воду, поэтому можно восстановить тего еплоизоляционные свойства даже после его полного намокания путем простого выжимания. Во влажную погоду полартековая куртка остается сухой и приятной телу. Если будут свободные деньги, — в этом месте Серёга, ну как то уж совсем тяжело, вздохнул, — которые захочется потратить на снаряжение, то полартековая одежда, это, несомненно, именно то, что стоит приобрести, хотя цена у него, конечно, нам недружественная. Кстати, если кто-то тебе скажет, что волокна полартека внутри пустые — не верь.

Вообще-то в качестве термобелья можно использовать и обычное армейское нижнее бельё. Оно, обычно, защитного цвета. А что? Не лучший, конечно вариант, но зато «дёшево и сердито».

Кстати, когда люди идут в горы, то термобелье у них светлое. Тот, кто ни разу не был на высоких ледниках, считает, что там холодно. На самом деле, солнечный свет, прямой и отраженный, раскаляет всё, чего касается, поэтому в солнечную погоду на леднике ощущаешь себя как на сковородке. Это тебе так, для общего образования, так сказать.

На переходе тебе теплозащитный слой вряд ли потребуется – и так будет жарко. Сетку на тело, куртку сверху и хватит.

Тёплые штаны в этом походе тебе не понадобятся – поскольку на дворе август месяц и экстремальничать мы не собираемся, в том смысле, что в высотный поход не идём. Возьми обычные крепкие штаны. Чёрные или просто тёмные, можно камуфляж. Главное, чтобы они были, действительно, крепкие. Были у меня когда-то такие, я в них на танцы ходил…

Но вообще-то обычный, э-э-э… ну скажем так… отечественный солдатский камуфляж очень неудобен для походов. Прежде всего, он тяжёлый, быстро намокает, до утра не высыхает, да и не бог весть какой прочный… Не бери его, в общем.

Иголки, нитки и прочий рем-быт материал можешь не брать – народ возьмёт. Но если уж хочешь приобщиться к настоящему туризму – то без этих вещей в походе никак.

— А третий слой? – робко напомнил я.

— Я помню, — обиделся Серёга. Третьим, защитным слоем, будет у тебя куртка-ветровка. Смотри, чтобы тебе в твоей в куртке было удобно, чтобы двигался ты в ней свободно, чтобы мог руки вверх при надетом рюкзаке поднять, чтобы надеть её мог поверх первого и второго слоя.

Хорошо если у неё на рукавах будут манжеты на резинках, хорошо, если нижний срез куртки будет тоже под резинку, хорошо, если капюшон на голову падать не будет, хорошо, если под рукавами будут вентиляционные отверстия. Ну а если у тебя ещё будет планка, прикрывающая молнию или вообще герметичная молния, то считай, что ты турист продвинутый.

Я сразу захотел быть продвинутым туристом и сделал в тетрадке соответствующую пометку.

— Хотя, — продолжил Серёга, — через три сезона всё равно ей кирдык придёт… Всякие усиливающие накладки только добавляют вес, так что не заморачивайся этим делом.

Я жирно зачеркнул только что сделанную пометку.

— Основная функция защитного слоя или ветрозащиты, – вещал далее мой гуру туризма, — это не дать ветру выдуть тепло из двух первых слоёв, а, следовательно, и из тебя любимого. Этот слой также должен выполнять роль механической защиты, и, желательно, быть водонепроницаемым.

Есть два варианта — полностью водонепроницаемая одежда и полностью промокающая. Как я уже говорил, оба варианта дают один и тот же результат — после ходового дня под дождём вся одежда мокрая. В первом случае — от пота, во втором — от дождя. Сейчас существует одежда из мембранных материалов, которая позволяет найти некоторый компромисс. Правда, ценник на неё не детский. Надо сказать, что конструкция и качество пошива имеют даже большее значение, чем качество мембраны. Конечно, хорошая мембрана дает результаты, но одежда с хорошо продуманными вентиляционными отверстиями дышит, даже сшитая из клеенки.

Если будешь брать дешёвую китайскую подделку под фирмУ, то проверь, чтобы у неё хотя бы швы были проклеены!

В любом случае, одежда защитного слоя выдерживает не больше двух-трех серьёзных походов, так что можно тоже особенно не заморачиваться. Я, например, хожу в бундесверовской, похоже офицерской, военной куртке с шестью карманАми и мне хорошо. Тонкая водонепроницаемая ветровка у меня в рюкзаке лежит. Четвёртый слой получается. Но мне так нравится.

— А ветрозащитные штаны?

— Ветрозащитные штаны в этом походе тебе не понадобятся. Не на ледники идём, на лыжах кататься сейчас тоже не сезон, так что в этот раз на эту деталь амуниции можешь не смотреть. Но не забудь, что если куртку в случае дождя можно просто накинуть, то для надевания штанов тебе придется снять обувь. Поэтому штаны должны быть или «дышащими», чтобы их можно было носить постоянно, или они должны иметь разъёмные молнии, чтобы их надевать-снимать не снимая обуви.

Теперь пара слов об одежде лагерной и ночной. То есть про ту, в которой ты в лагере ходить будешь и ту, в которой в свой спальник полезешь. Хотя подожди – Серёга сделал паузу, и продолжил:

— Давай не с этого начнём. Как на место стоянки придём, то тут сценарий всегда один. Возле реки близко не встаём, чтобы не смыло ночью. На дороге, хоть и заброшенной, тоже не встаём, чтобы пьяные охотники или пьяные военные не переехали – бывали у народа и такие случаи. Перед постановкой на ночёвку, да и вообще перед любым привалом, осматриваемся, чтобы сухих деревьев, которые могут нам на голову упасть, рядом не было…

В общем, встали, полиэтиленовые полотнища друг у друга из рюкзаков достали, на землю положили, рюкзаки на них поставили. Пять-десять минут, сидя на «хобах», отдыхаем, получаем от руководителя указания кто чем будет заниматься и начинаем лагерные работы. У каждого свои обязанности. Тебе тоже что-нибудь поручат. Тут надо торопиться, чтобы всё было готово до темноты: и костёр горел, и над костром висело, и палатки поставлены, и гамаки натянуты, и дрова на ночь-утро были собраны.

— Постой-постой, — перебил я его, — какие гамаки? Что ещё с собой и гамак тащить?

— Не волнуйся, — успокоил меня Серёга, — просто у нас в команде есть пара-тройка любителей не таскать с собой палатки, а спать в гамаках. Гамаки, правда, у них хорошие, с москитной сеткой и вставленной пенкой. Над ним они тент полиэтиленовый натягивают, потому что лучше полиэтилена тента нет. И воду не пропускает и ремонтируется легко – скотчем. Я уже года два собираюсь попробовать ходить с гамаком, но всё как-то прикупить такой гамак не получается. Они-то свои за границей покупали, кажется в Камбодже, а здесь всякую хрень, к тому же совершенно неподъемную, продают. А в свои гамаки они меня не пускают. Да оно и понятно – при моих-то ста пятнадцати килограммах! Я бы, на их месте, тоже меня не пустил – Серёга засмеялся.

— А чем им палатки не нравятся? – недоумённо спросил я.

— Чем? – Серёга задумался. – Ну плюсов у гамаков много. Во-первых, вес. То ли гамак с тентом, то ли палатка. Во-вторых, место на земле искать, потом очищать его не нужно. Два дерева на расстоянии три-четыре метра нашёл и всё. В-третьих, сушить утром гамаки, в отличие от палаток, не нужно – и снизу и сверху изделие сухое… Ну и на земле в нём можно спать. Положил пенку на землю, гамак на пенку, москитку натянул, сверху тент бросил – вот тебе и палатка. Причём сразу с москиткой. В общем, вещь хорошая. Ладно, ты об этом пока не думай. На месте сам посмотришь, как это делается. Может, их компанию туристов-гамачников пополнишь.

Так…, о чём я там говорил? Ах, да, про лагерь…

Так вот, когда лагерь поставлен, дрова и вода заготовлены, костёр горит, ужин варится, можно и переодеться. Впрочем, тут всё зависит от тех работ, которые ты в лагере будешь делать. Если кашеварить, то это можно делать и в футболке, сменных штанах и тапочках, то есть сразу переодеться, а вот если дрова собирать, да воду носить, то тут с переодеванием лучше повременить. Кстати, тапки у тебя обязательно должны быть с задниками. И в лагере удобно ходить, и не уплывут, когда ты будешь ручей или речку вброд переходить. В обуви в ручей не полезешь, а босыми ногами по камням ходить всяко не комильфо.

Лагерной одеждой мне лично служит х/б футболка и лёгкие штаны. Про тапки я уже сказал. Если задержишься у костра, то тебе куртка понадобится.

— Так у костра тепло же… — протянул недоумённо я.

— У костра – наставительно сказал Серёга, — только с одной стороны тепло. Можешь ещё свитерок или джемпер взять. Пригодится. Я беру.

Ну а когда поели, дела прошедшего и завтрашнего дня обсудили – пора и баиньки. Нет, пионерских песен у костра и печёной картошки не будет – после ужина, совмещённого с вечерним чаем, тельце бы до спальника донести.

Посуду свою каждый сам моет, котёл – дежурные. Добавки у поваров просить бесполезно – её просто никогда не бывает.

Да не забудь перед сном ходовую футболку и носки простирнуть, сушиться повесить, ноги и «хозяйство», помыть, зубы почистить. Если будет такая возможность и силы – можно и самому искупаться.

Бутылку пластиковую на полтора литра возьми… Нет, не для того, о чём ты подумал. На маршруте у нас – сухой закон. По возвращению – пожалуйста, а на тропе – ни-ни! Бутылка нужна если вдруг воды в ручьях мало будет – наберёшь, отойдёшь в сторонку – помоешься, простирнёшься… Для похода лучше взять бутылку из светлого, а не цветного пластика. Хорошо, если она будет с «талией» — такую бутылку можно переносить снаружи, притянув её за узкое место к рюкзаку боковой стяжкой.

— Может лучше фляжку? – робко вставил я.

— Оно, конечно, сейчас фляжек разных в магазинах полно – согласился со мной Серёга, — Только с точки зрения веса, прочности и дешевизны пластиковые бутылки вне конкуренции. Хорошо ещё если она будет ПЭТ бутылкой, они не такие вредные при длительном пользовании. Опять же – можно в ней воду нагреть – завернуть в полотенце и в ноги спальника положить – часов до двух ночи, а то и до утра, в спальнике жарко будет…

— Как нагреть? – ошарашено спросил я. – Она же сожмётся, если мы туда кипяток заливать будем!!!!

— Ничего с твоей бутылкой не сделается. Согреем мы её на костре, точнее – возле костра, хотя можно и прямо в костёр положить. Нагреем до сорока градусов. В общем, «не гони волну» – я тебе покажу, как в пластиковых бутылках на костре воду греть.

Полотенчико небольшое, опять же, не забудь, а то будешь ноги носовым платком вытирать. Большое банное не бери – тяжёлое оно, да и не просохнет за ночь.

Спать можно и голышом, и в сменной одежде. Тут уж кому как нравится. У меня для сна служит лёгкий военный комплект нательного белья и шерстяные носки. Но это больше осенью нужно, летом можно и голым спать.

Кстати, огонь в палатке не зажигай – палатка полностью сгорает за пять-семь секунд – выскочить не успеешь. А если выскочишь, то с горящим капроном на лице или теле.

— А как она загорится-то, если я не курю? – недоумённо спросил я.

— Как, как… Ну, во первых, фонариком пользуйся, во-вторых, палатку ставь не ближе трёх метров от костра. И лучше с наветренной стороны. Но таких умных как ты – все. А на всех одной наветренной стороны может и не хватить. К тому же ночью ветер может поменяться. Поэтому нож тоже далеко не убирай – вдруг палатку резать придётся.

Я погрустнел, представив себя с горящим капроном на лице и ножом в руке, выскакивающим из полностью сгоревшей за пять секунд палатки.

— Да, — продолжил мой мучитель, — про спальник чуть не забыл сказать. По конструкции спальники можно грубо разделить на два класса: кокон, который представляет собой зауженную книзу и расширенную кверху трубу с капюшоном, и спальник-одеяло, т.е. простое одеяло с молниями с обеих сторон. Его можно в кокон превратить, можно с другими спальниками скооперироваться. Если молния одна, то такой спальник может быть левый и правый. Нужно смотреть, как они будут соединяться, если с кем-то хочешь тандем собрать.

У меня – кокон — пресёк мой невысказанный вопрос Серёга.

— У качественного спальника швы не простёганы насквозь, есть планка, закрывающая молнию и манжет, закрывающий вход в спальник.

По утеплителям спальники подразделяются на пуховые…

— Мне бы пуховый… – вставил я, — я вообще-то тепло люблю…

— Спальники из пуха, конечно, и теплее и легче, но если ты его замочишь, то не высушишь до конца похода. А мокрый пуховой спальник не греет. Да и вообще… с пухом, как бы это покорректнее сказать…, непросто всё. Если коротко, то пух пуху рознь. Если хочешь больше узнать про пух, то найди в интеренете статью «Ликбез по пуху». Там про него здорово написано. Про цену пухового спальника я тебе говорить вообще не буду.

Я поник и мысленно приготовился засовывать в спальник светлую пластиковую бутылку с талией и горячей водой, а Серёга продолжал:

— Есть ещё спальники синтепоновые, с волокном «Холлоу файбер» («HOLLOW FIBER»); с утеплителем «Тинсулейт», который теплее синтепона в два с лишним раза. Он даже влажный греет лучше сухого синтепона.

— А где такой можно купить? – перебил я Серёгу, понимая, что с бутылкой, кажется, погорячился.

— Да подожди ты покупать! Он дороже синтепона в ПЯТНАДЦАТЬ раз. Он дороже даже пуховых, хотя теплее при том же весе.

Я опять мысленно засунул бутылку в спальник, на всякий случай нагрев воду до сорока пяти градусов.

— Нас с тобой интересуют самые дешевые – синтепоновые. К тому же они хороши для любого климатического диапазона. Они компактны, легки, и, что самое главное, быстро сохнут даже на морозе, если ты его случайно замочишь. Синтепоновый спальник можно высушить «на себе» за ночь или, в сухой мороз, за день. К тому же он греет, даже будучи мокрым.

Для синтепоновых хорошее сочетание — верх из тонкого нейлона, а внутренность из ситца — приятнее к телу прилегает. Можно натянуть на него влагозащитный чехол. Нельзя использовать спальник с внутренностями из влагозащитной ткани. Отпотевшая внутренность греет плохо, да и что за радость проснуться утром мокрым?

Вот спальники из полара — вещь классная. Однослойный поларовый спальник заменяет трехслойный синтепоновый. Прекрасно греет даже мокрый и невыжатый. Сохнет мгновенно. Не отпотевает ни при каких условиях. В трехслойном — один слой полара, один пертекс и два слоя синтепона — я лично спал под тентом без костра при минус двадцати восьми градусах. Не то, чтобы совсем не замерз, но было терпимо. Потом спал дома на полу при плюс двадцати. Даже не вспотел — уникальная теплорегуляция.

— А цена? – спросил я, но бутылку из спальника не вытащил.

— Цена? Про цену тебе лучше не знать. В принципе, спальник можно и самому сшить, если есть время, некоторое количество свободных денег, швейной машинки и не из одного места растущих рук.

Тут я вспомнил, что у меня в кладовке который год валяется какой-то спальный мешок. Откуда он там взялся я не помнил, может быть, от прежних хозяев остался, а почему я его не выкинул – не знаю, я в походы вообще-то не собирался ходить.

— Есть у меня спальный мешок! – радостно возопил я.

— Есть говоришь? – обрадовался Серёга, — а из чего сделан? С каким температурным режимом? Сколько весит?

Я погрустнел и честно сказал, что понятия не имею.

— Ладно, — милостиво дал мне тайм-аут приятель, — иди смотри.

Спальник оказался синтепоновый, не толстый, не тонкий, не тяжёлый, не лёгкий, с целой молнией и даже с белым мешком-вкладышем, сшитым, похоже, из старой простыни. Температура на лейбле сообщала, что мне в нём хорошо будет до плюс двенадцати. На дворе было лето. Плюс двадцать. Днём.

Проинформировав Серёгу о достигнутых результатах и получив в ответ довольное:

— «Оу Кей» сэр, крепить его можешь под верхним клапаном. Только в полиэтиленовый мусорный мешок его засунь. Хотя, если место будет, можно и внутрь рюкзака запихать. Да, чуть не забыл, флисовую шапочку для сна возьми, чтобы с головой в спальник не лезть; ночью будет прохладно, и он от теплого дыхания изнутри намокнет. — Серёга замолчал, как будто что-то вспоминая.

Я кашлянул.

— Да здесь я, здесь! Теперь обувь. – продолжил гуру туризма. — К обуви для похода типа нашего особых требований нет – бери крепкие привычные разношенные кроссовки. Ботинкам-берцам я предпочитаю сапоги, навроде армейских, только легче, кажется «Ангара» называются, на ноге лёгкий носок и портянка. Правда, это на дальние проходы по нашим южно-приморским местам. А если так, денёк пробежаться, то могу и кроссовки натянуть. Думаю, что тебе, на первый раз, крепкие кроссовки самое то будет, потом сам определишься… Кеды хорошо летом на сплаве использовать. Хотя если ты любитель чувствовать каждый сучок, корешок или веточку…

— Нет, я не любитель! – поспешил я успокоить Серёгу.

— Понятно. Я тоже. Потому и ношу сапоги. Как-нибудь покажу, как на них шнурки делаются. Вообще-то с обувью проблемы у всех. И у каждого своё предпочтение. Охотники зимой в Южном Приморье вообще в резиновых сапогах ходят…

— Как это, зимой в резиновых сапогах? – ошарашено спросил я.

— Я тоже сначала удивился. А оказалось всё просто. Ручьи в Южном Приморье не промерзают, в любой другой обуви ноги промочишь на раз. Вот и ходят в резиновых сапогах. А в рюкзаке – валенки. Так-то, брат!

Тут, опять же, вот что интересно. Ни одного охотника в кроссовках мне в тайге встречать не приходилось. Туристы же, хоть в сапогах и ходят иногда, но предпочитают, всё-таки, кроссовки. Хотя тоже от типа похода зависит. Если так, на гору туда-обратно сбегать за день обернуться, вечером уже в базовом лагере быть, то кроссовки, пожалуй, предпочтительнее, а если надолго идти, или, даже, ходовой день с ружьишком от капкана к капкану, от зимовья к зимовью, я бы сапоги ни на что не променял.

Опять же английский писатель Джозеф Редьярд Киплинг, ну ты молодой, его не помнишь, он в 1936 году умер, писал:

«Из многих больших и малых вещей, нужны человеку три:

Походный рюкзак, в котором табак, одеяло и сухари.

Походный топор, чтоб сладить костер в пахучей тиши тайги.

Для троп и дорог, для гор и болот – походные сапоги.»

В общем, решай сам. Моё дело – тебя с мнением классиков, – тут Серёга сделал многозначительную паузу, — познакомить.

Теперь о носках. Вообще-то старая «пешеходная» школа учила, что носок, как и одежда, должен быть трехслойным — внутренний хлопчатобумажный, потом основной шерстяной и внешний тонкий капроновый, который не даёт протираться шерстяному. Я, когда в сапогах без портянок хожу – чуни-вкладыши ношу. Простой носок на ногу, сверху чуни. А поскольку они с покрытием, то получается как бы третий слой. Правда, — Серёга вздохнул, — эх, нет в мире совершенства! Всё равно быстро протираются…

— А сколько вообще нужно с собой брать носков?

— Сколько всего носков брать? Важный вопрос. У тебя должны быть одни х/б носки для подъезда и отъезда, и две, больше не надо, пары синтетических или хлопчатобумажных. Плюс двое шерстяных носков для маршрута. Одни на проход, одни на ночь.

Носки запасные в любом случае возьми: одна пара загрязнится очень быстро. Пропотеют или промокнут — не от дождя, так от росы… или в ручье намочишь. Постирать их, конечно, можно и даже нужно, кстати, мыльца четвертинку кусочка прихвати, но всё равно носки за ночь не высохнут, на ходу на рюкзаке сушить придётся. А вот портянки решают просто миллион проблем, они и сушатся быстрее, и греют лучше, и протираются меньше. Но с кроссовками их не применишь. Опять же портянки наматывать нужно уметь.

— Я когда служил у нас портянок уже не было…

— Я вообще на флоте служил. Тихоокеанском. Три года в носках и ботинках проходил. А сапоги носить и портянки наматывать научился, когда в походы ходить начал… А то, бывало…

— А мыло какое лучше взять? – я поторопился перебить его ностальгические воспоминания о службе в Тихоокеанских Военно-Морских силах.

— Мыло? Тут вопрос сложный. Если носки или что другое, – тут приятель многозначительно хмыкнул, — постирать, то лучше хозяйственное взять. Для рук-ног тоже сойдёт, а вот физию лучше, наверное, всё-таки, туалетным помыть. К тому же с нами дамы идут… Думай сам. Я вообще-то женат, поэтому пользуюсь дегтярным. Опять же, от кровососущих насекомых хорошо помогает. Большой кусок не бери, четвертинки, как я уже сказал, хватит. Да и вообще сейчас мыло стали в тюбиках выпускать. «Дегтярного» правда, не видел.

Головной убор ещё понадобится. Можешь шляпу надеть. Только не сомбреро, а что-нибудь мягкое. Можешь бандану из головного платка своей бабушки соорудить, смотрится круто. Я лично мягкую шляпу, типа пионерской панамы, предпочитаю: холодно стало — надел, жарко – снял, в руке несёшь, морда вспотела – морду вытер, ручей переходишь – снял, намочил, на голову водрузил. С банданой замучаешься — каждый раз вязать. Записал?

— Пишу пока, подожди немного. — всё это мне уже начинало нравиться. Я даже живот втянул – Продолжай!

— Так… рюкзак, пенка, хоба, спальник… самое главное, вроде бы, перечислил. Палатку тебе покупать пока не надо, палатка у меня есть. Двухместная. В ней спать будем вдвоём, а нести по очереди.

Теперь — мелочи. В лесу клещей и комаров полно. А еще мухи и муравьи. Поэтому или ногти коротко не стриги, чтоб начесаться всласть, — тут этот изверг засмеялся, — или прикупи баллончики против них.

— Баллончики?

— Да, к сожалению, универсального средства учёные ещё пока не придумали. И за что этим проходимцам от науки только деньги платят?!!! – деланно возмутился Серёга. — Против клещей работает одно, против комаров и мух – другое, против шершней вообще, кажется, ничего не работает.

Спираль ещё дымную можно взять – на стоянке хорошо работает, впрочем, это добро кто-нибудь и без тебя возьмёт, хотя не факт, конечно. В прошлый раз все друг на друга понадеялись, в результате никто не взял – пришлось траву в костёр для дыма положить, что, вполне предсказуемо, привело к использованию непарламентских выражений той части группы, которая неосмотрительно изволила расположиться по ветру.

Да, про ногти. Теперь без шуток. В этот раз просто ногти коротко постриги, потому как сломанный ноготь – это очень больно. А на большой поход возьми щипчики для ногтей – ногти в походе растут раза в два быстрее.

Зубную щетку с зубной пастой не забудь. Большой тюбик не бери – пользоваться будут все, а нести его тебе.

— Ой, да сколько он там весит-то… — снисходительно сказал я, поведя своими, как мне показалось, мощными плечами, а на самом деле, покачав животом…

— В рюкзаке и иголка килограмм весит – указал мне на мою недальновидность, приятель, — Некоторые вольноопределяющиеся думают, что пятьдесят грамм на фоне двадцати пяти килограммов это мало. Однако, практика показала, что если эти пятьдесят граммов можно сэкономить — это нужно сделать, ибо килограммы состоят из граммов!

Кстати, о весе туристического рюкзака. Для мужчин лучшим соотношением «турист-рюкзак» будет один к пяти (1:5), т. е., если турист весит шестьдесят килограммов, то груз, который он может свободно взять на плечи, будет равняться двенадцати килограммам. Для женщин соотношение один к шести (1:6). Однако, если вещи уложены безобразно или если рюкзак надет неправильно даже нагрузка в пять килограммов окажется сущей каторгой.

Носить рюкзак нужно правильно. Рекомендуется длину лямок отрегулировать так, чтобы висящий на плечах рюкзак нижней своей частью упирался тебе в крестец. Тогда тяжесть распределяется равномерно между плечами и крестцом. При таком способе ношения рюкзака устаёшь гораздо меньше. Однако, это работает только на небольших рюкзачках, типа пошёл в парк с девушкой погулять или гербарий ребёнку в школу собрать. На больших рюкзаках так сделать не получится. Теперь укладка рюкзака…

— Это я знаю, — важно сказал я, вспомнив пионерскую молодость. Тяжелое вниз, мягкое к спине, лёгкое наверх, мелочь по карманам…

— Ни фига ты не знаешь, — огорошил меня Серёга. – Это из лохматых времён для рюкзаков-колобков. Тяжёлые предметы нужно класть не на дно, а повыше и ближе к спине, чтобы центр тяжести рюкзака был на уровне поясницы. Некоторые, правда, считают, что на уровне лопаток, но у меня – на уровне поясницы. Мягкое к спине сейчас неактуально – у тебя либо рюкзак со спинкой, либо пенка. К спине лучше тяжёлое класть, чтобы рычага не создавать.

Вверху у меня лежат: спальник, ещё выше — ветровка. Вещи первой необходимости нужно класть рядом – хочешь снизу, хочешь сверху, хочешь — по бокам в карманы рюкзака. У меня лично карманы в рюкзаке внутренние по бокам и прижаты пенкой и тентом, поэтому в них вещи первой необходимости не положишь. Главное правило: вещи в рюкзаке должны быть уложены плотно, но аккуратно.

— А можно поподробнее? – робко попросил я, вспомнив, как нёс яблоки с дачи до электрички.

— Ну хорошо, — милостиво согласился Серёга, — Представь: начался дождь, у тебя ветровка или там, плащ-палатка, лежит на дне рюкзака.

Или встали мы на привал. Снимаешь рюкзак и подставляешь ветру мокрую спину. Пять минут хорошо, а потом уже плохо, хотя, на самом деле, с самого начала плохо. А у тебя свитер или безрукавка лежит там же, где и плащ-палатка. К слову, возьми за правило: на привалах, сняв рюкзак, первым делом надевай на поясницу хобу-поджопник.

Котёлок засовывается в самый низ рюкзака. Можно и снаружи рюкзака прикрепить. Но это в каждом конкретном походе – по разному. Ну и от размеров самого котелка, конечно, зависит. Ведро в низ рюкзака не засунешь. Но и в том и в другом случае на котелок чехол нужно надевать, а то и рюкзак уделаешь, и сам, как кочегар, уделаешься.

Если утром сворачиваем лагерь под дождем, а групповой тент или палатку несешь ты, то не пытайся засунуть их в рюкзак, иначе промочишь и вещи и продукты. Лучше сложить это дело в пакет и приторочить к рюкзаку снаружи стяжными ремнями. Но не сбоку или снизу, где их легко порвать, а сзади. Хотя, конечно, центровка от этого сильно пострадает. Кстати, именно этот аргумент знающие люди выдвигают и против объемных карманов на передней стенке рюкзака — той, что дальше от спины.

Вообще-то я пришел к выводу, что промокает любая рюкзачная ткань. Один большой вкладыш мне кажется неудобным. Для упаковки продуктов, одежды, спальника, котлов, палатки надежнее использовать полиэтиленовые пакеты разных размеров, типа мусорных. Порвался — в костер его, и вся недолга! Запас только нужно иметь.

Закончил укладку рюкзака, ощупай его снаружи — нет ли где явных пустот? Если нужно, запихай в это место что-нибудь мягкое, например, носки или шапочку. Теперь плотно затяни горловину рюкзака, затем — боковые стяжные ремни или шнуровку, потом вертикальные ремни. Все! Готово!

Так, с укладкой рюкзака, вроде бы, разобрались.

Теперь личная посуда. Алфавит помнишь? КЛМН – Кружка, Ложка, Миска, Нож.

Кружка должна вмещать поллитра воды, чая или чего повар нальёт, миска — литр. Вообще-то хорошая кружка в себя тоже литр вмещает – чай в походе первое дело! После тушёнки с вермишелью, конечно.

Ложка пусть будет алюминиевая или какую найдёшь, но чтобы максимально лёгкая была!

Миска… У тебя пластиковая чашка есть? Нет? Тогда иди в магазин, купи японскую лапшу в твёрдой упаковке. Лапшу съешь, а упаковку оставь – мне такая третий год верой и правдой служит в походах. Если не найдёшь – купи килограмм мороженого в пластиковой упаковке. Мороженое отдашь дочери, а за это прихватизируешь у неё пластиковую упаковку. Можно из-под майонеза жёсткую пластиковую упаковку использовать. Если на литр. Но, боюсь, что вы не успеете его до похода съесть. Вообще-то, либо миска, либо кружка обязательно должны быть металлическими, чтобы каждый участник похода мог вскипятить воду при случайном разделении группы или желании выпить дополнительную кружку чая. Очень хороши кружки из тонкой нержавеющей стали. Алюминиевые кружки мы называем «гестаповками» за их мгновенно раскаляющиеся ручку и бортики. Нож…

— А нож-то зачем? – попробовал было я сопротивляться, представив где я всё это буду искать.

— Нож нужен всегда! – безапелляционно заявил приятель и запел: «Да будет рыцарь везде и всюду с тобой кинжал до скончания дней…». Всем и каждому. Всегда вообще, а в походе ОСОБЕННО!!!

Я прямо физически увидел, как он поднял указательный палец вверх.

— Нет, саблю дедовскую не бери. Мультитул тоже. Хрень полная, все эти мультитулы. Проще взять с собой небольшие плоскогубцы, отвёртку «плюс-минус» и щипчики для ногтей. Остальное всё в мультулах – от Лукавого. Походный нож… это, понимаешь, такая штука… это, понимаешь, нож в походе! Нет, по телефону не расскажу, это тебе посмотреть надо. Возьми просто небольшой складной нож с крепким лезвием. Хорошие в своё время были советские ножи типа «Белка», «Соболь», «Вомбат», «Скунс»… Хоть колбаски нарезать, хоть банку консервную открыть. Таким можно было и корень лопуха выкопать, и щепок для костра настругать, и свистульку ребёнку сделать… А то что сейчас в продаже – сплошное дерьмо от маркетологов. Что по металлу, что по дизайну.

Нож в походе или на охоте, прежде всего, должен быть из МЯГКОЙ стали. Чтобы его можно было о любой камень поправить. Я, помнится, одно время, обвальщиком на мясокомбинате работал, — отделял мясо от костей, так за рабочий день по семнадцать коровьих полутуш разделывал. А у нас были спецы – по двадцать три делали. И при этом нож по три дня не перетачивали, только на мусате поправляли…

Общался я тут на днях с одним, типа охотником, так он мне ножом своим, из клапана сделанным, похвалялся, мол он им гвозди строгает, чужие ножи перерубает, зарубки на железнодорожном рельсе делает… Я его спрашиваю, а точишь ты его как? Он говорит – на наждаке. Я свою линию гну, — А в лесу? А в лесу, говорит, никак. На охоте у меня, говорит, другой нож, мягкий, я его об этот нож затачиваю. Такие вот дела.

Котелок не бери – котелок у нас есть. Точнее – два. Для первого, если это уха или второго, если это каша, и для чая. На будущее могу совет дать. Те котелки, что в продаже не бери. Тяжёлые они и неудобные. Это только для пикников. Приехали на машине на речку, рыбки половили, ушицу сварили, погрузили обратно всё в машину и домой поехали. Это не наш вариант! Пользуйся лучше двухлитровой алюминиевой кастрюлькой. На двоих как раз будет. На троих-четверых лучше иметь уже трёхлитровую кастрюльку. Как крепить её над костром на месте сам увидишь. Способов много. Мы обычно между деревьями тросик натягиваем.

Армейский котелок тоже не бери – и тяжёлый он, и не слишком удобный, да и вообще – для другого предназначен. Нет, готовить в нём, конечно, можно, но основное его назначение, всё-таки, прийти вовремя к полевой кухне и готовое блюдо в него от повара получить. Вот я недавно в фильме «Батальон» видел котелки Первой мировой войны – вот то были котелки! Не котелки, а Мечта туриста! И у японцев во время второй мировой такие были. Ну а суть та же – полуторалитровая алюминиевая кастрюлька.

Если походами заболеешь — один в лес не ходи – «ибо не должно человеку одному в лесу быти»!

Газовый баллончик ещё можешь взять и небольшую горелочку. Иной раз такая сырость в лесу бывает, что сухие дрова никак добыть невозможно. А мокрые дрова, увы, не горят. Тогда или дрова подсушиваем или вообще на газе чай готовим. Впрочем, в этот поход никто газ не берёт – точно не понадобится!

В качестве растопки для костра мы, обычно, оргстекло используем – не намокает, легко разгорается и температуру даёт хорошую. «Жидкость для розжига» не бери – это для пикников, мы не донесём. Спички купи лучше «Охотничьи». Впрочем, простые тоже возьми. И зажигалку. И упакуй это всё или в коробочку от витаминов, или в полиэтиленовый пакет сложи и хорошо завяжи и по разным карманам распихай.

Обязательно возьми кусок полиэтилена, размером примерно метр на метр — это, чтобы рюкзак на него поставить, а потом вещи из рюкзака не на мокрую землю вываливать. Опять же, ногами разутыми перед палаткой, перед тем, как в неё влезть, стоять. Тент над палаткой я возьму.

Ещё фонарик налобный на светодиодах для бивачных работ нужен. Дополнительный комплект батареек к нему купи – не тебе, так кому-нибудь другому пригодится. Да смотри дешёвые не бери, а то будешь таскать мёртвый фонарь на лбу, а светить фонарём под глазом, который получишь от какой-нибудь низко висящей ветки. Большой светодиодный фонарь-люстра у нас в лагере всегда висит, но индивидуально у каждого свой ещё должен быть. От лагеря ночью отойти, например.

Рулончик широкого лейкопластыря возьми, советского ещё «разлива». Мало ли… ногу натрёшь, палец походным ножом отрежешь… — Серёга хмыкнул… — ты не один такой, а в общественной аптечке он заканчивается очень быстро. Если какие лекарства тебе лично нужны – бери. Большую аптеку мы всегда с собой берём, но там твоего лекарства может и не оказаться.

Не забудь прихватить с собой любое удостоверение личности с фотографией или хотя бы ксерокс паспорта. Блокнотик с ручкой и нужные телефоны туда запиши. Ну там кому куда позвонить, сообщить… о счастливом завершении похода. Да и адреса-телефоны новых друзей вдруг записать захочешь или впечатления свои летние мимолётные в нетленное произведение зимой превратить…

Салфетки бумажные потребуются. Они удобнее, чем рулон пипифакса. Или бумажные платочки – те, что упакованы по десять штук. И те, и другие продаются в супермаркетах — пойдешь сегодня за продуктами и купи… Это для рук или посуду протереть после завтрака-обеда-ужина. Туалетную бумагу не бери. Итак все леса уже в использованной туалетной бумаге от горе-туристов. За кустиком с той же бутылкой воды присядешь, дело сделаешь, помоешься – чем ни бидэ?! – Серёга засмеялся.

Перчатки обычные, хлопчатобумажные строительные возьми – для бивачных работ пригодятся.

Как соберёшь всю хозяйственную мелочь, положи её в какой-нибудь мешок и взвесь. Твоя задача – уложиться в килограмм.

Деньги ещё возьми — хотя бы на дорогу…

По продуктам сейчас тебе не скажу ничего. Раскладку у нас руководитель с завхозом составляют. Будешь сам ходить – научишься. Сейчас в продаже появились военные ИРП – Индивидуальный Рацион Питания от единицы до семёрки. Вещь неплохая, хоть и тяжеловата. Ну да для военных оно понятно: «Война войной, а обед по расписанию!» — приехали на Бэ эМ Пэ, повоевали, покушали, уехали – им его на себе не носить. Хотя, чтобы не заморачиваться с беганием по магазинам и покупкой продуктов, можно такой в дневной походик и взять. Или, опять же, на пикник на речку. Военные так и делают, чаще всего. Только ещё бутылку водки к нему скотчем приматывают и говорят жёнам, что это не их придумка, а Министерства обороны. Кстати, после того, как одна из супружниц написала возмущённое письмо лично министру обороны об ущемлении их прав, к женскому варианту ИРП стали приматывать бутылку вина и цветочек.

В нашем же случае делаем, как всегда – вносим свою лепту в материальном выражении и всё. Конечно, если ты без утренней манной каши прожить не можешь, то тогда придётся тебе самому её себе готовить, на час раньше дежурных вставать, готовить, есть, потом посуду мыть… Я бы ради каши не встал, честное слово.

— Да не буду я ради каши вставать – возмутился я, — Я и так её каждое утро за дочерью доедаю…

— Ну ладно, ладно. Нет так нет. А так всё как обычно: белки-жиры-углеводы – 3000 — 3500 килокалорий… Ну и чтобы вкусно, конечно, было…

Наступила пауза. Я молчал, боясь сбить своего наставника с его внеочередной мудрой-премудрой мысли. Наконец, трубка ожила.

— Что касается туристских навыков, то компас тебе в этот раз не пригодится, палатку ставить — достаточно один раз посмотреть, как это делается. А вот чему, действительно, надо подучиться, — так это разведению костра.

Тут вот что интересно. Лесной пожар случается и от брошенного окурка, а, чтобы костер развести бывает, что и целого коробка спичек мало. А если еще в дождь…

Но если стоит теплая сухая безветренная погода, вокруг полно хвороста, а в кармане рюкзака лежит кусок оргстекла, думаю, что с этой задачей и ты справишься. Конечно, если не будешь оргстекло сразу под полено совать. Не поленись набрать с РОВНО СТОЯЩИХ!!! – тут Серёга сделал ударение, — деревьев пучок сухих веточек не толще спички. Или отдери несколько лоскутов бересты. Именно лоскутков, буквально, как папиросная бумага. Это будет растопка, которая поддержит пламя, пока не загорятся основные дрова — сначала тонкие с карандаш, потом — толще… Растопку надо укладывать шалашиком, а то твои прутики прогорят и погаснут, не успев нагреть толстые ветки.

Пока не образуются угли, костер без внимания оставлять нельзя, по мере сгорания постоянно подкладывай новые дрова. Да и в процессе готовки пищи надо за ним приглядывать. Правило простое: чтобы вода в котлах скорее закипела, нужно топить хворостом и нетолстыми ветками – они дают жаркое пламя, а толстые чурки держать сбоку от костра, чтобы просыхали.

Когда вода закипит, можно переходить на дрова покрупнее. Ну а на ночь уже нужно большие стволы класть. Ну и присматривать за ними, конечно. Да и дежурным будет легче утром костёр затеять из углей, а не новый каждый раз разжигать.

Если группа маленькая, и костром будет заниматься один человек, то надо отправить на «лесозаготовки» сразу всех и принести к кострищу побольше дров, чтобы они были под рукой и на вечер, и на ночер, и на утр. В любом случае, не спеши зажигать костёр, пока в твоем распоряжении не будет достаточного количества дров.

— А если дождь пойдёт? – вставил я.

— Что ты заладил: дождь, дождь… Не будет дождя! Ну а если пойдёт, то будем разводить костёр в дождь.

— Это как? Ты же говорил, что дрова мокрые не горят!

— Всяко говорил! – согласился Серёга — Но не все дрова в лесу сразу становятся мокрыми! Конечно, спички, растопка и дрова должны быть у тебя сухими. Пока костёр хорошо не разгорится нужно его от дождя защищать. У нас для этих целей служит костровой тент. Мы, в случае дождя, под ним, бывает, и пилим, и колем, и лучину готовим. Тут главное найти прямое сухостойное дерево, потому что наклонённое дерево и лежащие на земле ветки и валежник наверняка мокрые, а то и вовсе сгнили. Ручная пила у нас всегда с собой, топор тоже, так что, главное сушину найти.

Но развести костёр — это полдела, его ещё нужно поддерживать и!!! – тут Серёга опять сделал многозначительную паузу, — самое главное нужно, чтобы он из-под контроля не вышел.

Понятно, что разводим костёр на старом своём или чужом костровище, понятно, что сгребаем сухую траву от будущего костра метра на полтора, снимем топором дёрн, сворачиваем его рулоном, относим в сторону в тень. Если днём стоянку делаем, то поливаем его водой, после чего возвращаемся к будущему костровищу и обкладываем наше детище камнями. Да не абы какими, а такими, чтобы от них осколки не летели, да за шиворот, или того паче, в глаз кому-нибудь не попали.

Если костровища нет, то делаем то же самое на новом месте, только смотрим, чтобы на торфяник не попасть, а то такие пожары потом пожарные месяцами потушить не могут.

Пока костёр горит, постоянно смотрим, чтобы не загорелось чего-нибудь от вылетевшего из костра уголька. В ветреную погоду это часто случается.

Тут ещё важно правильно дрова подобрать – от ели, пихты и лиственницы образуются сильные искры, в ольхе и осине много воды – от них больше дыма, чем огня. Самые лучшие это березовые, сосновые и кедровые дрова — они дают много тепла.

Мусор, включая упаковку от продуктов, сжигаем утром: народ укладывает рюкзаки и едкий дым никому особо не мешает.

После того, как всё сгорит, заливаем остатки костра до тех пор, пока кострище не превратится в лужу. Оставшиеся головни прокатываем ногой по мокрой земле, а уголья затаптываем. После чего закрываем кострище ранее снятым дерном. Листву на место не возвращаем — береженого, как говорится, бог бережет. Смотрим, не дымится ли где? Остатки дров прислоняем к деревьям. Вот теперь можно уходить.

Ну как тебе? Долго и нудно? А ты хоть одно дерево в своей жизни посадил?

— Я кедры сажал! – вполне справедливо возмутился я.

— Ну и сколько ты этих кедров посадил? – язвительно спросил меня Серёга.

— Ну… не знаю, я не считал. Может быть тысячи полторы…

— Как полторы? — теперь пришло время удивляться моему приятелю. – Где ты их взял?

— Это акция такая у нас в районе была. «Миллион кедров» называлась. Я два года подряд волонтёром туда ездил…

— Ну ладно-ладно, примирительно сказал Серёга. Наезд снимается. – он помолчал и продолжил уже не таким менторским тоном, как до этого. — Вот еще, что… Там, в лесу, дворников нет. Поэтому вся дрянь, которую люди бросают, особенно, полиэтилен и бутылки, будут валяться до скончания века — отравлять природу и позорить нас перед потомками. Вон учёные до сих пор находят стеклянные бутылочки от духов времён Клеопатры. А это, между прочим, две с половиной тысячи лет назад было! Очень тебя прошу — не пополняй ряды тех жлобов, которые, грубо говоря, где — жрут, там и … гадят. Вон что по обочинам дорог и лесным опушкам творится! А во что берега рек и озер превратили! Промышленные монстры тоннами дерьмо сливают, бытовой мусор из пригородных дач грузовиками в лес везут, да еще «шашлычники» и прочие «граждане отдыхающие», словно соревнуются, кто больше бутылок, банок и упаковки от продуктов на природе оставит. Быдло оно и есть быдло! И что самое обидное – никто себя им не считает! Как привыкли в городе себя вести, так и в лес со своими привычками лезут. Так в городе городские службы наведением порядка занимается, а в лесу-то некому! И что интересно: ТУДА они всё это везут, а ОБРАТНО вывезти и до мусорки, хоть бы и возле своего дома, влом привезти! А дети на всё это смотрят и запоминают, как мама и папа делают!

Туристы, в большинстве своём, ребята аккуратные, хотя, надо честно признаться, — и среди них жлобы попадаются. Вон как скалы измалеваны! Это ж надо так желать себя увековечить! Специально тащат с собой краску, кисточку, чтобы намазать «Здесь был …»! Мне сразу на ум соседский Бобик приходит, который у всякой кочки лапку задирает…

Серёга замолчал, успокаиваясь.

— Ну ладно, вроде бы, всё сказал. Если кратко, конечно.

При этих словах я посмотрел на последнюю чистую страницу в своей тетрадке.

— Как видишь, ничего сложного. Теперь перечитай всё ещё раз, составь список, перепиши начисто и сохрани. Когда вернешься из похода — заглянешь в него — что-то добавишь, что-то вычеркнешь. В другой раз будешь собираться уже по своему собственному списку: это — взял, это – не взял, это пригодилось, это – нет, этого не хватило… И чесать затылок: эх, столько всего еще нужно бы взять, а в рюкзак-то уже не лезет!

Давай готовься. Будут вопросы – звони. И не откладывай сборы в долгий ящик – когда с нуля начинаешь времени совсем мало…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Поход

Вступление.

В общем, сходил я в поход. И были там чистый воздух вместо кондиционера, была вод, не пропущенная через фильтр, было пение птиц вместо телевизионных новостей, были грибы и ягоды, вместо биг-маков и чизбургеров, был костёр с дымом и треском сучьев, был чай, с запахом дыма и вкусом лесных трав, был огромный звёздный шатёр над головой, вместо потолка с люстрой… И было мне СЧАСТЬЕ!!!

Я узнал рецепт приготовления томатного сока в походе. Всё оказалось просто. Нужно с вечера положить доверенные вам помидоры в плотный целлофановый пакет, туго его завязать и положить в рюкзак. С утра вы забываете об их существовании, нещадно запихиваете в рюкзак вещи, при каждом удобном случае подкладываете рюкзак под ягодицы, и, наконец, к вечеру следующего дня на вопрос: «А у кого помидоры»? вы, потупившись, аккуратно выкладываете доверенное вам на газету «Из рук в руки» со словами: «У меня они… были»…

Деликатес просто тает во рту, особенно, будучи пережеванным вместе с газетой и куском черного хлеба, который при виде вашего ноу-хау, выпал из рук хлебореза на мокрую траву.

Впрочем, избирательность человеческой памяти известна всем – со временем плохое забывается, и мы начинаем выдавать желаемое за действительное…

Ниже я привожу некоторые из своих записок, которые занёс в тот самый блокнот, который мне посоветовал взять с собой Серёга:

День первый. ПЯТНИЦА

Из окна электрички видел стаю цапель. Или журавлей. Или аистов. Хотя нет, аисты у нас в Приморье, вроде бы, не водятся. Значит, всё-таки, цапель. Или журавлей. А кто из них в воде стоит?

Ещё видел стадо крупного рогатого скота. Видимо молодой российской демократии не удалось до конца задушить наше сельское хозяйство.

Ближе к вечеру прибыли на место. Серёга сказал, что место это замечательное. Правда, чем именно оно замечательное он не сказал, а сам я не увидел, потому что было уже темно. С неба почему-то накрапывало. Хотя по прогнозу не должно было. Наверное, кто-то кому-то наверху не проплатил. Ведь, как известно, после подношений и боги становятся сговорчивее.

Я высказал мнение об абсолютной непригодности места для лагеря, впрочем, не особенно при этом тяготясь представлением доказательства своей правоты. Априори прав и дудки!

Поставили палатки, развели костёр и повесили над ним котелок с холодной водой, в которой плавало содержимое нескольких пакетиков с супом. Я, пуская слюни, открыл пару банок с тушенкой. Ира, подгоняемая мужем, и по совместительству, руководителем экспедиции, Игорем, суетилась около котелка с будущим супом, который вот-вот должен был закипеть. Некто Стас повесил над костром еще один котелок с водой, которую предполагалось вскипятить для чая.

Тут дождь стал совсем сильным. На нас опустилась ночь. Участники экспедиции убрали в палатки продукты питания и расположились рядом с ними в непосредственной близости.

Сквозь приоткрытые полы палаток было видно, как лишенный нашего внимания костер перестает сообщать тепло двум металлическим сосудам, болтавшимся на тросике-поперечине. Мы верили в свою затею до тех пор, пока не увидели, как из плохо прикрытого котелка вытекает через край накапавшая в него вода. Тут даже самые непонятливые догадались — супа у них сегодня не будет.

Некоторое время все сидели молча, соображая, что делать дальше. Потом каждый вытащил из своего рюкзака банку тушёнки, после чего стащили их все под общий тент, открыли и вывалили содержимое в большую миску. Началась игра «Выбери кусок». Правила были проще некуда. Участники игры сидели вокруг миски. Ведущий зажигал спичку и, пока она горела, водящий должен был выхватить ложкой из миски более или менее подходящий фрагмент блюда и затолкать его себе в рот. Игра проходило весело, зажигательно и динамично.

Очень быстро выяснилось, что в своём большинстве народ подобрался не из графьёв. Мелкобуржуазные замашки, вместе с ложками, были отброшены в сторону, и мы вернулись к своим арийским корням. Древние римляне-патриции, которые, как известно, ели руками, могли бы гордиться своими потомками.

Мы успели сыграть два кона, после чего в миске остались одни жилы и жир, заботливо приготовленные для нас китайскими братьями, с которыми у нас, как известно пятьдесят лет назад, была Дружба Навек.

Не то, чтобы все наелись, но были уже достаточно сыты для того, чтобы не покуситься на эти жалкие останки наших четвероногих друзей (я имел в виду парнокопытных). На десерт повар подал по кусочку подмокшего чёрного хлеба.

Помывку посуды мы оставили на завтра, чтобы за ночь она смогла хорошенько отмокнуть.

После э-э-э-э… ужина мы занялись каждый своим делом. Кто-то слушал радио, а кто радио слушать не хотел, тот всё равно его слушал, т.к. сидел рядом. Сергей ремонтировал фонарик. После того, как он растерял половину мелких деталей, конструкцию фонарика пришлось существенным образом пересмотреть. Потом он взял гитару и, не снимая с нее чехла, чтобы не намочить, исполнил нам песню своего собственного сочинения. Так как под тентом и возле него ходили интеллигентные, пусть и в первом поколении, люди, то в самых пикантных местах исполнитель деликатно пикал. Звучало это так:

Эх, пи-пи, пи-пи-пи и пи-пи, пи-пи

Да пи, пи, пипи-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и!

И еще раз пи-пи, пи, пи, пи-пи, пи-пи>

И вообще, всё пи-пи, пи…

Потом следовал Припев:

Туру-ру-ру, пи, туру-ру-ру

Парам-пам-пам, пи-пи

Дыц-дыц, ды-дыц, пи-пи, пи-пи

Тум-ту-дыщ-тум-ту-тыщ-тыщ-пшщшщш, — начал исполнять он партию ударных.

В исполнении чувствовалась рука большого мастера, глубокая чувственность и лирическая направленность произведения. Было видно, что стихи стали результатом мучительного труда за письменным столом с лучиной и гусиным пером, зажатом в протезе, начинавшемся не менее, как от плеча.

Сорвав бурные аплодисменты, переходящие иногда в овации и просьбы больше ничего не исполнять, Сергей забрался в наш фигвам, походил не снимая сапог взад-вперед, выбрал спальник посуше и забрался внутрь не разуваясь.

Из соседних палаток ещё долго доносились музыка, звон серебряных столовых приборов и запах жареных фазанов. Потом подали десерт и начались танцы… А, впрочем, все это мне уже снилось…

День второй. СУББОТА

Утром небо просветлело и, в какой-то момент, даже показалось солнце, но, поняв всю несостоятельность этого поступка, скрылось опять.

Я взглянул на свои, специально купленные для этого похода, водонепроницаемые часы ASAHI. Будильник в них был установлен на семь часов утра. Именно эти цифры мигали сквозь запотевшее стекло уже второй день. Все кнопки запали глубоко в корпус, и теперь инструмент для определения времени играл роль понтовой фенечки с батарейкой внутри.

По утреннему хорошее настроение резко обломал вид горы немытой посуды. Там не хватало только мисок, которые мы оставили отмокать на берегу реки. Я глубоко вздохнул, влез в чьи-то недружественно-сырые холодные резиновые сапоги и залез обратно в палатку.

Хотелось есть. Обещанные Серёгой 3000 – 3500 килокалорий усвоились ну как-то уж совсем бессовестно быстро. Захотелось умножить их на десять. Или лучше на двадцать. До каннибализма дело, правда, пока ещё не дошло, но предпосылки были уже налицо. Но сначала нужно было всё-таки помыть посуду. Хотя бы свою. Я вылез из палатки и пошёл к реке.

Видимо, чтобы помочь нам, река от дождя поднялась за ночь сантиметров на двадцать, после чего роль чашек у нас стали выполнять кружки.

Набросив плащик на свои мощные туристические мощи, я пошел умываться. Там меня ожидала встреча с несколькими моими солагерниками, также совершавшими утренний моцион. Их вид не вызывал во мне никакого к ним уважения. Впрочем, посмотревшись в воду, понял, что их мнение обо мне тоже оставляет желать лучшего.

Увидев мой геркулесовый торс, Сергей, обливаясь слезами зависти, выудил из своего рюкзака пачку галет «Ужин товароведа» и вручил мне её со словами: «На, доходяга».

Я хотел вызвать этого фанфарона на дуэль, но не мог вспомнить, где мои дуэльные пистолеты.

Теперь я смог внимательно рассмотреть место нашего лагеря. Это, действительно, было какое-то особенное место, неоспоримым достоинством которого, как мне объяснил ещё один участник этого чудесного похода, Олег, являлся старинный, восходящий к позднему неолиту, стол внушительных размеров, выполненный из естественных природных материалов (камня) и декорированный свежим мхом. К сожалению, крыша над столом не дожила до времени нашего прибытия на это уникальное место. Как и мозаичные полы, которые превратились в мокрый песок. О время! Как ты жестоко! Вспомнился Басё: «Ленивый работник время неспешно перетирает гранитные скалы в песчаные пляжи»…

Впрочем, как было видно по остаткам трапезы и разбитому богемскому стеклу на столе и вокруг него, и в более поздние времена это место посещалось достойными господами-рыцарями и их пажами. Пришлось навести порядок, — собрать в одну кучу последствия их пиров. Какое всё-таки неуважение к историческим реликвиям!

Завтракали мы как настоящие аристократы — хоть и без шампанского, но очень поздно. Из завтрака мне запомнился только кисель. О, что это был за кисель! Его готовил некто Стас. Рецепт приготовления это напитка богов он держал в секрете. Но я, каюсь, подсмотрел.

Некто Стас, не снимая упаковки, засунул два с половиной брикетика мокрого киселя в большой котелок, набрал воды из реки и поставил котелок на чуть теплящийся костер, не размешивая варево. Ира, Катя и Женя, сплотившись турецким полумесяцем вокруг костра, благоговейно наблюдали за действиями Мастера. Игорь по просьбе жены заснял волнующие моменты приготовления (позже, в интересах следствия, эти кадры были вырезаны). В процессе некто Стас несколько раз бегал доливать котелок к реке и один раз в лес просто так.

На часах уже полчаса был как обед, а содержимое посудины так и не закипало. Наконец, некто Стас объявил, что кисель готов как никогда. Народ взял кружки и расселся вокруг стола. Маэстро вооружился личной деревянной ложкой и с громкими шлепками, разложил по кружкам дымящееся варево из котелка. Я поднес свою кружку поближе к глазам и понял, что лучше умру от голода. Совершенно незаметно я выплеснул божественный напиток за плечо. Сзади кто-то поскользнулся и выразился непарламентски.

Тишина была гробовая. Шеф-повар поднёс свой серебряный, из нержавеющей стали, кубок к губам. Все замерли… В гробовой тишине раздался втягивающий звук. Гуру кулинарии опустил руку с кубком, обвёл всех каким-то, не от мира сего, взглядом, и обронил фразу, упавшую в века: «С каждым глотком этого… киселя… из меня уходит либидо…»

Лагерь решили не покидать, потому что «в дождь никто никуда не ходит». Это было верное, политически выдержанное, взвешенное решение. Тем более, что всё равно из-под тента никого вытащить бы не удалось.

Костёр лениво дымил. Для полного кайфа нам не хватало только пальм, денег, тепла и солнца.

После завтрака, засунув, на всякий случай, кружки в рюкзаки, мы собрались вокруг шипящего и дымящегося костра, протягивая к нему футболки, носки, кроссовки, а особо беспринципные, даже руки. Руководитель экспедиции Игорь забрался в палатку, снял с себя мокрый еще с вечера спортивный костюм, и вручил его супруге со словами: «Жена да убоится мужа своего! Высуши, родная, а то нечем чресла прикрыть». Ира схватила его вещи и понесла их сушить к костру. Игорь же остался возлежать в палатке, высунув наружу голые, по-царски волосатые, ноги. Изредка эти ноги зябко поеживались и почесывали друг друга.

Ира, не столько убоявшись самого мужа, сколько за его чресла, решила сушить костюм экспресс-методом — т.е. просто засунула штаны и куртку почти в огонь. Вскоре синтетика задымилась, и на ней появились локальные очаги возгорания. В это мгновенье в быстроте реакции с Ирой не смогла бы сравниться даже знаменитая Багира из мультфильма про Маугли. С быстротой молнии вещи мужа были вытащены из огня и втоптаны в грязь. В результате этих, глубоко продуманных и оперативных действий, Игорь получил свой костюм обратно уже через пять минут не только мокрым, но и в некоторых местах обгоревшим и съежившимся, а, кроме того, — испачканным в свежей глине и золе. Поросль хозяина костюма встала дыбом и на ней появились седые волосы.

Другого костюма у Игоря не было. В костюм супруги, любезно предложенным ею, он влазить не захотел. Или не смог. Рост, вес, размер вторичных половых признаков… — ничто не совпадало в этой гармоничной супружеской паре.

Голыми ногами, отбросив монаршую гордость, с протянутой рукой пошёл Игорь между палатками возопия по раннехристиански и одновременно цитируя кого-то из японских классиков: «Холодной осенней ночью одолжит одежды свои мне пугало в поле»…

Глас его был услышан. Джинсовые шорты небесно-голубого цвета очень шли к его белым незагорелым ногам. Мне это напомнило синее небо над снегами Килиманджаро. Однако, чтобы не быть понятым превратно, я отвёл глаза от этой, воистину неземной, красоты.

Днём в наш лагерь приехало два пьяных трактора с семью!!! (я два раза пересчитал!) в принципе трезвыми трактористами внутри. Оно и понятно – разве можно на такой сложной технике ездить пьяными за рулями? Оказалось, что и тракторы, и их трактористы тоже любят это уединённое место на лоне нетронутой матери-природы. Вместе с трактористами на тракторах приехала десятилитровая канистра со спиртом. Конфликт мог бы затянуться, но узнав, что мы не из Москвы, трактористы оттаяли и праздничный обед начался.

Тем более, что мы тоже не остались в стороне от культурного отдыха – руководитель нашей диаспоры достал бутылку коньяка «Дагестанский».

На наш немой вопрос: «Откуда, граф? Мы же в походах не пьём-с!» был дан такой же молчаливый и веский, как гранит, ответ: «Это для профилактики ящура!»

После этого нам ничего не оставалось, как выложить на рыцарский стол закуску, извините, — я хотел написать «результаты охоты на дикого кабана» – сало, тушёнку, хлеб, огурцы, помидоры, лук, ещё одну бутылку коньяка…

Пить мы не стали принципиально – просто приняли, кто сколько смог осилить. Исключительно для профилактики ящура.

До рыцарских турниров, впрочем, вопреки ожиданию, дело не дошло.

Ближе к полуночи, протрезвевшие за день трактора уехали, увозя в своём чреве пьяных трактористов.

После этого все забрались в нашу палатку, взялись за руки и некто Стас, достав гитару и, аккомпанируя себе мелодией из к/ф «Москва слезам не верит», спел два раза (первый из них – на бис) песню группы «Браво» – «Беспечный ездок». После этого он расчехлил гитару и пошёл спать.

Сегодня было полнолуние и луна освещала бледным светом наше старинное поместье… Впрочем, мы этого не видели, т.к. на небе были сплошные тучи.

В эту ночь мне приснились вечер воскресенья, когда я, наконец-то, хорошо поем, вымоюсь и высплюсь и прекрасная мавританка, которая танцевала предо мной в одном нательном белье и портянках. На голове у неё была чёрная бандана с пиратскими черепами. Её окружали пажи, у которых при себе было всё необходимое для походов, и которое они старательно упаковывали в водонепроницаемые пакеты, мешочки, коробочки, тюбики и т.д.

Окончив танец, прекрасная мавританка поднесла мне серебряное блюдо, на котором стояли ИРП №7, рулончик пипифакса и нефритовая ложечка. Поблагодарив её царственным жестом, я дал понять ей, что отнюдь не ложка оружие пролетариата!

Глядя, как я вкушаю, она положила ко мне на колени свою прелестную головку и серебряным голосом сказала: «Милый, я вижу, как либидо покидает тебя»!

ВОСКРЕСЕНЬЕ

С утра мы продолжили сушку вещей. Игорь, как Руководитель с Большой Буквы, участия в этой увлекательной игре принимать не стал, поскольку ушёл к реке за водой. Его жена Ира – будучи во всём солидарной с мужем, тоже самоустранилась.

С неба, по-прежнему, капало и иногда достаточно сильно. Мы с Сергеем держали его надувную пенку прямо над костром. Пока сушилась одна её сторона, другая намокала. Моя пенка в сушке не нуждалась. Мой сопалаточник смотрел на меня с плохоскрываемой завистью.

Посушив таким методом его спальный дивайс, мы затолкали его мокрым в палатку и взялись за сушку спальных мешков и вещей.

Вдобавок к дождю подул ветер. Это было благом для нас — вместе с ветром из наших мокрых одежд стремительно улетучивались молекулы воды. По крайней мере, нам хотелось в это верить.

Кто-то предложил приготовить суп, поесть и собираться до дому, в связи с окончанием похода. Все согласились и стали собирать лагерь. Попутно кто-то повесил на огонь котелок, кто-то налил в него воды, кто-то что-то туда бросил. Я помешал всё это палкой, лежащей возле кострища.

Когда лагерь был собран, все сели за рыцарский стол, достали из рюкзаков ИРП с разными номерами и высыпали их содержимое в кучу.

Я взялся за котелок ядрёного, если не сказать ядерного, кажется супа. Все с подозрением на меня посмотрели и отвернулись.

Выйдя на берег реки, я широким жестом князя Гвидона выплеснул его содержимое в реку, облагодетельствовав тем самым приморских рыб, которые, ясен пень, жутко обрадовались такому количеству почти проваренного риса, картошки, моркови и прочих, несомненно, питательных веществ, которые принесут пользу их здоровью и поспособствуют появлению у них здорового и своевременного потомства…

Народ облегчённо вздохнул и зааплодировал. В эту минуту я понял, что прошёл испытание ПОХОДОМ.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. Без названия, но с надеждой.

Где-то через месяц после похода, также вечером, раздался телефонный звонок. Я осторожно поднял трубку и услышал Серёгин голос. Он был как всегда весел, бодр и энергичен:

— Привет, старина! Слушай, а у тебя когда отпуск? Через три месяца? Это хорошо. Мы тут со знакомым тебе народом на сплав собираемся. В Камбоджу. От границы с Вьетнамом до Пномпеня, или как получится. Не хочешь к нам присоединиться? Как у тебя с английским? Давно не повторял? За три месяца повторишь? Хорошо! Что? Никогда на сплаве не был? Да там ничего особенного нет. Скажут «греби» – значит греби. Скажут «табань», — значит греби в обратную сторону. «Оверкиль» – это когда переворачиваешься. Ничего сложного! Пороги обносим, под расчёску не попадай. Речка, правда, не очень известная, ну да на месте разберёмся. Согласен? Вот и хорошо! Давай записывай, что тебе на сплаве в Камбоджде понадобится…

Виталий Ершов. Январь 2016г.

 

WkMxbjvdtCw

 

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *