Война и Йеменцы… Или отчет о майской рыбалке Статьи журнала

фото для анонса

Прошли лишь пара недель после с возвращения с Йемена, а у меня уже ломка по йеменской фасоли и лепешкам. Фасолевая паста с лепешками на завтрак, макароны с фасолью на обед, лепешки с двумя видами фасолевого соуса на ужин — стандартное меню санатория «Сокотра». Эффективность его бесспорна — полная прочистка кишечника уже на второй день и изысканные ароматы в палатке на протяжении всего лечения. Побочный эффект — быстрое привыкание к полезной диете. Для смягчения эффекта привыкания используются местные наработки в углеводной диете: угли и вода подаются отдельно. Вода, слава богу, в бутылках, а угли — в виде рыбы, приготовленной на открытом огне местными мастерами «глубокой прожарки». Сейчас я уже горько сожалею о провезенных контрабандой сухофруктах, овсянке и цую. Они значительно снизили эффект санаторного лечения и, если можно так выразиться, «разбавили концентрат ее последствий». фото 1     Йемен — это древняя страна с удивительной историей. Можно долго описывать культурные достижения страны, рассказывать о том, что именно здесь придумали кофе именно в том виде, в котором мы пьем его сейчас, но при мысли об этой стране лично мне все-равно в первую очередь приходит на ум слово «оружие» и его роль в жизни простого йеменца. В стране, название которой созвучно английскому «Yo, Man!», количество единиц огнестрельного оружия по разным оценкам составляет 50-60 млн. стволов при населении 24 млн жителей. И это после того, как в 2006 и 2007 годах государство потратило миллионы долларов на то, чтобы выкупить у обычных граждан взрывчатку, огнестрельное оружие и, хочу особо подчеркнуть, ЗЕНИТНЫЕ орудия. Когда я просматривал интернет, готовясь к своей первой поездке в Йемен в 2014 году, я сделал два полезных вывода: 1. На рынках там никогда не обсчитывают, так как покупатели ходят туда с «калашами» 2. Никогда не сюсюкайся с младенцем в коляске, ведь он может быть вооружен до зубов.

Короче, это была моя вторая поездка в Йемен. В первый раз мы ехали после серии терактов в столице, и я очень четко помню свои ощущения в первый раз. Перед посадкой на рейс Дубай — Аль Мукала ты реально чувствуешь себя Рэмбо, но уже в салоне, оказавшись между беззаботно хохочущими пожилыми леди откуда-то из Европы, понимаешь, что неплохо бы прокачать себе параметр «смелость». Поэтому год между этими двумя поездками я не провел даром.

Незадолго до второй (отчетной) поездки в Йемене произошел государственный переворот. Хуситы захватили власть в столице, президент подал в отставку и бежал из столицы в Аден. Аль-Каида присягнула ИГ, по стране прошла серия терактов. Несколько участников от поездки отказались, что нервировало, но информация от местных жителей подтвердила, что в реальной жизни все спокойно. В интернете было просмотрено несколько видеозаписей с мобильного, на которых группа пожилых женщин европейской наружности с беззаботным видом отплясывали вечером в центре Саны. В общем, краткий мониторинг ситуации в стране показал, что можно ехать, а прокачанная за год смелость (она же «пофигизм») убедили, что ничего особенного для Йемена, раздираемого конфликтами между мусульманскими группировками последние несколько лет, на самом деле, не происходит.

Все начиналось, как по маслу. Первая группа получила визы, как обычно, в последний день перед вылетом. Это нормально. Местный агент нас сразу предупредил, что сейчас заявок немного, и поэтому ответственный за визы чиновник выходит на работу не каждый день, а только когда накопится максимум паспортов. Короче, типа не парьтесь, все будет железно в последний день. Ну и никто не переживал… За два дня до вылета отменили наш рейс Сана-Сокотра. Учитывая, что рейсы туда летают не так уж и часто, показалось огромной удачей найти замену в этот же день, да еще на рейс, который стыковался с рейсами всех других участников этой поездки.

К слову, о составе. В поездке участвовало 5 рыболовов и два гида — все семеро из разных стран: помимо меня из России, это Англия, Франция, Италия, Швейцария, Австралия, ЮАР. Отличные ребята, я хочу сказать. Достойно перенесли все неожиданности этого путешествия, находя позитив даже в самые эмоционально тяжелые моменты. Еще с нами был министр туризма Сокотры. Он обеспечивал контакт с туземным племенем, во владениях которого мы жили и рыбачили, и отнюдь не за свою долю наших сухофруктов.

Короче, добрались до места и с позволения вождя местного племени разместились палаточным лагерем на пляже, как и в прошлом году, но на этот раз мне все-таки досталась подушка. фото 2    Рыбалка была отличная. Много GT. Стандартный прилов в виде редбасов, джоб фишей, груперов, траутов и прочей рыбы. Естественно, ехали за GT, поэтому статистику привожу только по GT, остальное не считали. За 7 неполных дней было поднято в лодку 121 GT (штук 10 на счету гидов). Помимо поднятых в лодку было 89 упущенных (потеряны в процессе вываживания по любой причине: сход, разгиб крючка, обрыв лески). Помимо этого было более 130 (и это очень заниженная цифра) нереализованных поклевок (промахи). Моя личная статистика — 33 GT в лодке, из них 5 рыб класса «40 кг плюс» с максимальным в диапазоне 46-47 кг, который засекся «парашютом» и сломал мне поппер (и чуть не сломал мне спину). Средний размер рыбы впечатляет. Большой процент рыбы размером 25-35 кг. Навскидку, из моих 33 таких было штук 20. Вообще я не помню такой рыбалки, чтобы тридцаток, освободив от крюков, выбрасывали за борт и не фотались. Что касается полтинников, то в нашей команде было поймано всего 4 рыбы класса 50 кг+ с самой большой 53 кг (взвешенный вес). фото 4 фото 7

Судя по всему, мы попали в период нереста. Черные самцы сбивались в большие косяки и в определенные моменты устраивали страшное месиво в погоне за нашими приманками. Вода закипала, как будто подвергаясь ковровой бомбардировке. Однажды я упустил сразу 4 рыбы за один заброс. В начале проводки меня атаковал крупный самец. После подсечки он стянул метра 2-3 плетни и сошел под водой. Не останавливаясь, я продолжил работать «подводным поппингом» (:-)) и сразу засек еще одного под водой. С ним и еще двумя последующими произошло то же, что и с первым. Казалось, что слишком большая конкуренция у GT приводила к тому, что они мешали друг другу взять приманку как следует. В такой ситуации помогала замена поппера на менее аттрактивный цвет. Например, в один такой момент замена на темный андроид помогла поднять 6 GT против 2 у моего напарника, у которого стоял розовый поппер. Он имел какое-то невероятное количество поклевок за одну проводку, но никак не мог толком засечь и поднять рыбу, в то время, как поклевки на мой поппер были очень четкие и практически без промаха. Возможно, это случайность или следствие чего-то другого, но я склонен считать, что дело именно в цвете… фото 10
фото 12
фото 13
Рыба ловилась практически везде вокруг острова. И на больших «спокойных» плато, и в сумасшедших водоворотах над и вокруг надводных и подводных скал, и на границах течений на мысах и рифах. Практически везде кроме плато рыбу поднять довольно сложно из-за очень быстрого течения. GT использует его на полную катушку и не сдается, поэтому вываживание в разы дольше, чем обычно. На затянутом фрикционе в таких местах борьба занимала до 10 минут и иногда даже более, а руки потом просто отваливались.
фото 14

фото 20

фото 19

фото 18

фото 17

фото 16

фото 15
Рыбалка была в основном попперная (стикбэйты использовали редко). Если говорить о цветах, то в принципе ловили все варианты — каждый в свое время. И натуральные, и яркие (розовый, желтый), и темные. По моделям, самые результативные были Craft Bait GT3, Patriot Design Master Bomb (оба варианта — как Big Cup, так и Junior) и Glide. Причем, как у первой группы, так и у нашей, второй. Я большинство рыбы поднял на Patriot Big Cup 170.
фото 21

фото 25

фото 24
Джиггинга не было. Пробовали пару раз, но без особого результата, хотя группа перед нам оторвалась по джиггингу очень неплохо.
Немного жалко, что не уделили время рыбалке с берега. Были места, где можно было поймать GT c берега, половить редбаса и блюфина.
фото 26

фото 30

фото 29

фото 28

фото 27
В общем и целом, рыбалка на твердую пятерку. Именно с такой мыслью и прекрасным настроением на следующее утро я звоню отчитаться на родину, во Владивосток, а в ответ мне: «Вы где там пропали? Война началась…» Немного разобравшись в обстановке, мы выяснили, что аэропорты на материке разбомблены, рейсы все отменены, началась наземная операция. Ну и тут мы осознали две вещи. Во-первых, мы находимся в полной «…опе» хоть и на Сокотре. А во-вторых, фасолевая диета может продолжиться еще на срок от одной недели до трех месяцев.

Надо что-то делать. Из разговоров в городе узнаем, что сейчас на острове какой-то шейх из Эмиратов, за которым должен прилететь самолет. Шейх где-то в пустыне отдыхает. Ну конечно, где ему еще отдыхать, как не в пустыне? Подзамерз там у себя в городе кондиционеров и приехал на Сокотру погреться. Короче надо узнать, когда прилетит самолет. Отлично, давайте позвоним нашему министру:
— Мубарак, Мубарак!
— А, Никола! Привет! Мубарака нет! Он ушел рыбачить. Вы ведь ему воблер оставили….
— Калас, калас! Ми дзиро иль каццо! Порка путана! Каццо!

Никола едет искать шейха. Фиг знает, как вообще можно кого-то найти в пустыне…. Тем временем, мы ловим с берега кальмара и поджариваем его кольцами с картошечкой. Никола ищет шейха до ночи, но не находит. Когда он улетает, неизвестно, но чтобы не упустить возможный шанс, мы утром перебазируемся в аеропорт. Там уже ждет горстка иностранных туристов: «Сегодня прилетит самолет за шейхом!» Отлично, срочно нужен министр туризма. Пусть он договорится об эвакуации беженцев с шейхом:
— Мубарак, Мубарак!
— А, Никола! Привет! Мубарак вчера поймал тунца! Сегодня он опять ушел рыбачить. Он передавал тебе привет!
— Порка путана! Ваффанкуло! Каццо! Каццо! Каццо!

Приземляется огромный грузовой самолет, начинают появляться машины с «багажом» шейха. Два набитых поджвак пикапа привозят самый разнообразный шмурдяк — столы, стулья, кулеры, палатки… Какой-то человек начинает собирать с нас паспорта. Уходит. Приносит их обратно. Говорит, что шейх готов нас забрать, но нам придется оставить багаж. Мы, как никогда, согласные. Затем приходит и делает список пассажиров. Затем приходит, и еще раз собирает паспорта. Затем мы слышим, как самолет разгоняется и взлетает. Затем приходит служащий с паспортами и говорит: «Шейх желает вам удачи!». «Fucking sheik!» — отвечает ему Лоран.

Удивительно, как много чувств может быть заложено всего лишь в одной фразе. За следующую неделю я так же узнал, сколько оттенков может она иметь. «Fucking sheik!» — мы говорили друг другу, и просыпаясь, и перед тем как идти спать. Я слышал ее везде — перед едой вместо молитвы и утром натужно и кряхтя из туалета.

— Ааапчхи…
— Fucking sheik!

Надо что-то делать. Звоним каждый в свое посольство. Швейцарское и французское сразу посылают своих граждан очень далеко. Лоран отвечает, что мы уже и так здесь, и бросает трубку. Британское и австралийское, по сути, тоже сразу обозначают свою нейтральную позицию, хотя и сами перезванивают периодически Мартину и Дункану, чтобы узнать об изменениях. Итальянцы говорят, что либо оставайтесь на Сокотре, либо постарайтесь свалить с русскими, так как они всех когда-то все-равно вывезут. Российское посольство говорит, что всех вывезут, но когда вывезут — пока не ясно.

Посольство ЮАР — это особый случай:
— Але, здравствуйте! Меня зовут Дирк, я гражданин ЮАР. Я нахожусь на Сокотре. Как мне отсюда выбраться?
— Сокотра — это где?
— ….. типа в Йемене
— Как вы туда попали?
— Прилетел на самолете из Саны…
— Почему бы вам не вернуться таким же маршрутом?
— ………………. Вы телевизор смотрите?
— Мммм… Подождите, мы вам перезвоним. Какой у вас номер телефона?
Я прямо представил, как она перезванивает через полчаса и говорит: «Дирк? Мы тут погуглили и…»

Надо что-то делать. Никола добывает где-то лобстеров. Какая же это гадость по сравнению с фасолью и лепешками… Мы начинаем искать запасной вариант в виде судна, которое могло бы нас вывезти из Йемена. Ближайшие к нам страны — Сомали и Оман. В Сомали отличная рыбалка, но мы голосуем за Оман, практически единогласно. Есть несколько вариантов лодок, которые отпадают один за другим. Российское посольство всю неделю на связи, до самого конца его существования. В последствии я узнал, что его сравняли с землей при очередной бомбардировке, но это уже когда нам, наконец, уже удалось найти лодку, готовую на переход до Омана.

— Сколько вас человек? — первым делом поинтересовался капитан.

Этот вопрос сразу мне понравился, так как, по моему мнению, характеризовал капитана с самой лучшей стороны. В любое морское путешествие всегда лучше отправляться с предусмотрительным капитаном.

— Минимум семеро, плюс, возможно, будут еще 4-7 беженцев с Сокотры.
— А, это ерунда! — отмахнулся кэп, — Я вчера привез 68 человек из Мукаллы. Дойдем за 24 часа.

Здесь я вообще просиял про себя, представив реально большую посудину. Наше воображение разыгралось, посыпались предположения — настоящие спальные места, камбуз… Настроение поправилось. Понимая, что завтра мы отчаливаем, мы закатили прощальный ужин — коза, фасоль и лепешки!

Хочу отметить, что баранину на Сокотре, действительно, умеют готовить. Это удивительно, учитывая, чем она питается. За неделю, проведенную в Хадибо, я видел много коз, пасущихся на улицах города и пожирающих картонные коробки, использованные обертки от шоколадок и прочий мусор. Видимо, это и является основной причиной того, что мусор здесь никем не убирается — козам нужен корм, а городу нужны козы — невидимая рука экономики в действии.

Так или иначе, на следующее утро, не забыв отдать должное качеству вчерашней фасоли, мы начали готовиться к отъезду и уже часов так в 6 утра были полностью готовы, поставив, наверное, рекорд скорости по сборам.

У причала стояло только одно судно — разгружался потрепанный, но довольно крепкий баркас. Он отбрасывал тень на что-то незначительное, что-то такое настолько неважное и нежелательное, что взгляд сам собой отражался от «этого», огибал и устремлялся к надежному «грузовику». Как водится в таких случаях, чья-то шутка — «Ребят, да мы, наверное, на этой штуке и поплывем», — встретила дружный смех и послужила началом целой серии фантазий на этот счет, но, было очевидно, что все уже все понимают, хотя не могут себе в этом признаться. Высмеивая новую мысль, мы постепенно с ней смирились. Только прошла новость, что собираются закрывать все морские порты Йемена, поэтому мы были готовы на все, чтобы поскорее убраться. Но это было бы слишком просто. Увидев, что мы собираемся грузиться в лодки, какой-то человек начал истошно орать, размахивать руками и носиться по берегу, не давая нам грузиться. Такие действия, как я неоднократно успел убедиться за последние две поездки на Сокотру, приводят всегда к одному и тому же результату — откуда не возьмись начинает собираться толпа (хотя, казалось бы, откуда ей взяться на не сильно людном пляже) и делится на две группы, которые начинают размахивать руками, орать друг на друга в дикой истерике. Так то оно обычно ничего страшного — поорут пару часов да решат что-нибудь, но тут-то мы на «чего-нибудь» уже несогласные, и как бы нервничать уже начинаем. Что орут непонятно, ясно только, что, как пить дать, кому-то не по нутру, что мы их покидаем. А тут война как никак, люди они нервные, хоть и доброжелательные… Вдруг это хуситы против шиитов сошлись и сейчас палить начнут, куда не попадя. В общем, делая непринужденный вид и пользуясь всеобщей смутой, мы тихой сапой грузимся на лодки и отплываем к тому, что еще полчаса назад вселяло в нас ужас, а на данный момент фактически оказалось судном нашей мечты. Первая лодка была уже на половине пути, когда зачинатель этого хаоса спохватился, стартанул к берегу и в мегапрыжке запрыгнул в нашу отчаливающую лодку. В ней, к счастью, было только трое йеменцев — наш кэп, рулевой и «провокатор», поэтому толпы не получилось и нам удалось дойти и подняться на «Мечту». На борту «провокатор» пытался возбудить бунт, но здесь он был один и мы быстро его вытеснили с судна и отчалили. Ура! Мы идем в Оман!

КАК? ну КАК это судно могло увезти 68 человек? Да, надежный ямаховский двигатель радовал слух металлическим звоном, давая возможность четко различить работу КАЖДОГО из четырех цилиндров. Да, ярко-алый с голубым отливом столб пламени, выходивший из выхлопной трубы вместо привычного дыма, был очень к месту, освещая ночью место на крыше рубки, где мы расселились. Да, садовый шланг прекрасно и без нареканий справлялся с забортным охлаждением. Да, румпельное рулевое управление куда надежней традиционного руля. Да, ДжиПиЭс с картой опять же настоящим морякам особо не нужен (нафига? — спрашивается, если идти надо тупо на север? Ведь мимо материка не промахнешься!). Но как эта скорлупа могла увезти 68 человек?! Fucking sheik!
фото 31

фото 31-1
Удовлетворяя свое любопытство, я продолжал осматривать судно.
Камбуз на 68 человек.
фото 32
Туалет со всеми удобствами.
фото 33
Ножной румпель и рулевой Штицхен.
фото 34

фото 35
Утро. Позади 12 часов путешествия. Все вокруг черным черно. Мои руки, ноги, окружающие меня люди и вещи покрыты тонким слоем черной сажи. Даже белокожий Дункан стал похож на вечнозагорелого местного жителя. Оказалось, что ночью, в момент, когда уже все спали, выхлопная труба начала извергаться черной сажей. Не беда, благо садовый шланг забортного охлаждения проходит недалеко. Я иду к нему мыться и чуть было не ошпариваюсь кипятком, вытекающим через него из двигателя. Стоп машина! Кэп, у тебя вообще там есть тосол? Что такое «тосол»? Да ладно, залейте хотя-бы свежую воду…. Согласно карте на телефоне до Омана 340 км. Скорость «Мечты» — 10 км/ч. Капитан уверенно заявляет, что к вечеру будем на месте. Мы даем ему прозвище Пифагор. Матрос, расталкивая народ, выводит на центр палубы козу и лишает ее жизни, почти никого не обрызгав кровью. Отделив мясо от кишок и весело помахав последними, он начинает подозрительно тщательно их промывать. Видимо, это будет наш обед. Ведь кок не местный. Он африканец, он не умеет готовить баранину, он умеет готовить кишки… Мы молча нарезаем ложки и стаканчики из пустых РЕТ бутылок. Не знаю, зачем. Ведь матросы загребают макароны с красным соусом просто рукой прямо из общего котла. У нас на море штиль, а на материке песчаная буря, сильнейшая за последние несколько лет. На троллинг клюет хорошая махи махи килограмм так на 8. Матрос поднимает ее багром, но почему-то не затаскивает на борт а радостно позирует, держа рыбу над водой. Она взбрыкивает, срывается с багра, уходит в воду. «Она все-равно не вкусная», — улыбается он даже без намека на раскаяние. Ну, конечно, куда уж ей до козьих кишок…

К концу вторых суток пути мы видим землю Омана.
Finish
Мы прибываем поздним вечером, явно в нерабочее время, но на берегу нас ждут пограничники, представители иммиграционных служб и Эд Николас, владелец компании No Boundaries (рыболовный оператор в Омане). Он организовал иммиграционные службы, заранее забронировал для нас гостиницу и даже привез с собой кулер с холодными напитками. Браво, Эд! И большое спасибо!

Ближайшим самолетом я вылетаю домой с уверенностью, что я еще увижу Сокотру и ее GT.. В ближайшие пару лет это место явно будет свободно от рыболовного прессинга. Копитесь и растите, гигантские каранксы, а я буду ждать следующей встречи с вами!

Текст и фото: Дмитрий Новгородцев.    2015 год.

 

Видео отчет о первой рыбалке в Йемен 2014года.

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *